Как сделать аэросани своими руками самодельные аэросани

Как сделать аэросани своими руками самодельные аэросани       Вячеслав Алексеев       Стрелочники истории-2 (3-4 часть)          Предуведомление:    Все события, описанные в данном произведении, являются чистейшим вымыслом автора, посему любые совпадения дат, имен и событий абсолютно случайны и не    преднамеренны.       Краткое содержание предыдущих частей.       Двое наших современников из "офисного планктона" недалеко от Торжка обнаружили портал в силурийскую эру протерозойского периода. В новой реальности, помимо найденного, имелось три крупных портала в 1993, 1941, 1237 года и несколько мелких в разные ключевые эпохи истории Земли.    Обустроив в силуре базу, перетащили к себе полтора десятка спецназовцев и десантников из 1993, которые в ближайшее время могли погибнуть. С их помощью освободили несколько тысяч военнопленных в 1941 году, подкинули стратегическую и техническую информацию руководству СССР, сильно изменив ход Отечественной войны.    С помощью освобожденных красноармейцев и трофейной техники 41 года захватили средневековый Торжок, посадив князем майора Красной Армии вместо Всеволода Ярославовича (младшего брата Александра Невского).    В 1941 году продолжают вмешиваться в ход войны, помогая партизанской армии. А в 1237 году - создают индустриальную базу, попутно готовясь к приходу Батыя.          Часть 3. Партизанский край.       Север Минской области, 17 августа 1941 года       Отбив атаки у Дулага, армия Залогина вечером покинула занимаемые позиции. Перекатили тяжелое вооружение - гаубицы и зенитки, автомобили и бронетранспортеры в портал, передали в Силур более сотни раненых и двинулись пешим ходом на север - в леса Витебской области. На несколько телег и повозок, запряженных лошадьми, взятыми в том же Дулаге, скинули самый минимум еды, амуницию, палатки, боеприпас - на всякий случай, а то вдруг с порталом задержка произойдет? Остальное снабжение - через портал, иначе с обозом далеко не уйдешь.    На оборудованных у реки рубежах остались лишь три роты арьергарда, которые должны, сколько смогут, задержать возможную погоню. По фронту рубеж закрыт рекой, не слишком глубокой, но топкой - тяжелое вооружение не протащишь. С севера прикрывали верховые болота речки. Армия ушла, аккурат, в обход болот. Кто-то из разведчиков, еще днем проверявший маршрут, сказал Залогину, что из-за болот немцы не смогут определить уход армии, пока не собьют арьергард. Лишь с юга у немцев есть шанс обойти оставшихся бойцов, поэтому Залогин тщательно инструктировал - контролировать это направление. Впрочем, густой лес и здесь не позволит применить тяжелую технику, а с одной стрелковкой была надежда, что красноармейцы как-нибудь сутки-двое продержатся.    В армии из-за потерь в первом бою, да и, чего скрывать - дезертиров, осталось тысяч пятнадцать. Впереди шла разведка, показывая присмотренный вчера маршрут, по бокам боевое охранение. Поначалу Саня с Димоном пытались сканировать обстановку, но ночью в лесу без ориентиров, через небольшой глазок что либо понять невозможно - деревья, давно не езженные лесные дороги. А где это место? Как далеко от нужного маршрута? Совершенно не понятно. Какие-то речки, деревни, но ведь не выйдешь и не спросишь название, чтоб по карте сориентироваться. На портале, в отличие от Гугла, географических координат нет. Пару раз вообще "улетали" далеко за пределы Белоруссии - Саня после очередных "прыжков" опознавал то Псков, то Смоленск. В итоге Шибалин: посмотрев на их мучения, отправил обоих спать. Залогин с ним согласился, ибо разведке изначально доверял намного больше, чем порталу. И хотя в этот переход старались держаться в стороне от крупных дорог, обходили села и деревни, где присутствовали немецкие гарнизоны, за ночь прошли без малого 40 километров. Под утро форсировали небольшую речку, приток Березины, и устроили дневку на ее лесистом берегу. Маскироваться Залогин заставил по всем правилам, с первыми лучами солнца выборочно обошел войска, устроив втык тем взводным, что выполнили его приказ кое-как и накачал остальных командиров. Пока рядовой состав отсыпался, начальство продолжило формирование взводов, рот, батальонов, обучалось работе с карманными рациями "Воки-токи". Ими снабдили всех комбатов и даже некоторых взводных из разведки и ротных авангарда. Костры не разводили, горячую пищу для всей армии передали из Силура.    Днем над партизанами несколько раз пролетали самолеты. В этот момент вся армия замирала. Впрочем, это были бомбардировщики и истребители, летевшие мимо по своим делам, лишь во второй половине прилетел явный разведчик - "костыль", но судя по огромным кругам, которые он нарезал большая часть полета проходила в стороне, пилот пытался охватить максимально возможную площадь, потому что ничего существенного в лесу, спрятавшему армию, не заметил. За следующую ночь партизаны втянулись и смогли пройти более 50 километров, часто выходя на пустые дороги в попутном направлении, вплотную приблизившись к нужному аэродрому под Лепелем.    Арьергард, оставшийся прикрывать отход, все это время держался, теряя людей, сковывал войска, не давал форсировать реку. Немцы подтянули артиллерию, авиацию, но тут партизанам помогли попаданцы. Едва противник разворачивал орудия и производил первые пристрелочные выстрелы, как местоположение батареи тут же вычислялось, Саня или Димон подводили портал поближе к арсеналу и весь боезапас взлетал на воздух. А под шумок удалось даже несколько более ли менее уцелевших гаубиц, оставшихся без прислуги, зацепить тросом и утянуть к себе. Три атаки бомбардировщиков Андрей Волков и Александр Осадчий отбили иглами. Как только головной Юнкерс взрывался, ведомые тут же сбрасывали бомбы в реку или в лес, в стороне от огрызающихся красноармейцев, разворачивались и улетали. А атаки пехоты с танками помогала отбивать река - танки не могли форсировать реку из-за топких берегов, пехотинцы из-за пулеметов арьергарда. Ожесточенность боев была такова, что немцы решили - перед ними весь состав бежавшего лагеря, именно поэтому проморгали уход основных сил.    На второй день немецкие солдаты форсировали реку ниже по течению, полностью окружив арьергард, состав которого к тому времени уменьшился вдвое - за счет убитых и раненых, переведенных в лазареты Силура, и Шибалин принял решение эвакуировать остатки, завершив, таким образом, операцию прикрытия. Тем более что армия Залогина, совершенно не замеченной, вплотную подошла к аэродрому Лепеля.       Партизанская армия встала в двух километрах от аэродрома. Дальше шло открытое поле, поэтому атаку отложили на следующую ночь, а пока, выставив посты, бойцы расположились на отдых, в очередной раз плотно позавтракав или поужинав, учитывая ночной переход. Бывшие пленные уже не удивлялись обильной горячей пище, эвакуации в никуда раненых, своевременным поставкам оружия и боеприпасов, а главное - танкам и пушкам, то исчезающим, то появляющимся в нужный момент. Хотя сам портал из них мало кто видел, но слухи уже ходили о необычном изобретении советских ученых и лишь удивлялись - почему товарищ Сталин, имея такую возможность, не отдаст приказ сразу пристрелить Гитлера и всех генералов Вермахта. На что грамотные, окончившие десятилетку, делали предположение, что, скорее всего, дальность устройства пока не позволяет осуществить столь нужное действо. Кроме того, возможно, аппарат только проходит войсковые испытания, причем сразу на них - военнопленных, ибо передавать в действующую армию пробный экземпляр чревато: вдруг, что не заладится или сломается? А пленные - если что пойдет не так, значит просто не повезло. Для армии то они в любом случае - потеряны.    Залогин через бинокль наблюдал размеренную жизнь аэродрома. Взлетали и садились бомбардировщики, суетилась прислуга из БАО. Дозоры обходили аэродром по периметру, но в лес не совались. Впрочем, никаких предупреждений им не передавали, поэтому особой тревоги аэродром не испытывал.    Вечером, пока еще было светло, на аэродроме ревели авиационные двигатели, в расположение перекатили десять танков, шесть гаубиц. Переход и рывок танка или орудия на позицию приурочивали к взлету или посадке самолета, чтобы для противника близкий шум Юнкерса заглушал удаленный гул танкового или бронетранспортерного мотора. Самолеты еще продолжали шуметь. Меньшая часть партизанской армии затихла и приготовилась к атаке, большую Залогин отправил в обход аэродрома. Этим батальонам поручалось полностью обложить все возможные пути отхода противника, а с началом артобстрела захватить окрестные мелкие деревушки и села. На сам Лепель тоже выделили три батальона, но они должны были начать атаку после подхода танков, освободившихся от захвата аэродрома, а до тех пор - вести наблюдение.    Солнце закатилось за тучку, небо понемногу заволакивало облаками, надвигались густые сумерки. Залогин решил выждать еще часик, чтобы совсем стемнело.    Ближе к полуночи в расположение незаметно, через портал, проникли Алексей Васильев, Геннадий Калужин, Юрий Никитин и Геннадий Серпилин. Они, отмахиваясь от комаров, доложили, что немецкие радиостанции уничтожены как на самом аэродроме, так и в городе, потому - можно начинать. Заговорили гаубицы. После двух пристрелочных, батарея выпустила по аэродромным зданиям и зениткам по десять фугасных и осколочных снарядов. Пока шла артподготовка, к взлетному полю устремились танки и бронетранспортеры с красноармейцами на бортах. Те, кому не хватило сидячих мест, рванули бегом. Едва закончился артналет и немцы начали высовываться из укрытий - пошла прямая атака залогинцев. Вражеские солдаты были подсвечены начинающимися пожарами, в то время как партизаны наступали из темноты.    Несмотря на заранее обговоренные цели для каждого подразделения, поначалу было сложно разобраться не только немцам, но и самому Залогину периодически то там, то сям раздается беспорядочная стрельба, где-то слышны пулеметные очереди, взрывы от танковых снарядов и гранат - это бойцы и танкисты гасят пулеметные гнезда. Обстановка запутанная: в одном месте отходят немцы, им навстречу отступают бойцы партизанской армии, при этом и те и эти стреляют совсем в другую сторону. Неожиданно обе группы смешиваются - начинается рукопашная. Небо озаряется осветительными ракетами, трассами пуль. Из рации слышна невнятная ругань, тяжелое дыхание, автоматный треск - у кого-то из комбатов в суете запала кнопка переключения на передачу. За этим шумом почти не слышно докладов других командиров. Но постепенно ситуация проясняется.    Обозначился первый успех: командир третьей роты Языков доложил о захвате КПП на юго-востоке аэродрома. Важная новость, так как отсюда может подойти подкрепление для немцев. Залогин передал Языкову, что надо зарыться в землю и держать дорогу, пока остальные будут делать свое дело. Попутно попросил Шибалина перекинуть к КПП сорокопятку со снарядами. На всякий случай. Следом пробился командир второй роты Симаков: два его взвода заняли стоянку самолетов и начали зачистку. Отлично! Передал приказ - по возможности самолеты не портить, они еще пригодятся, пленных не брать, единственное исключение - авиатехники. В наушниках уже слышен голос командира четвертой роты Ковалева: он захватил здания командного пункта. Чуть спустя - доклады о захвате рем. мастерских, ангаров. А затем посыпалось подряд, как из рога изобилия: рота старшего лейтенанта Кошко взяла под контроль склад ГСМ, старший лейтенант Рыбаков заканчивает зачистку в казармах, батальон капитана Вахрушева уничтожил охрану на складе авиабомб, оставил два взвода, а сам устремился дальше - к немецким зениткам, старший лейтенант Амиралов захватил комплекс дизельных электрогенераторов. Залогин принимал доклады и повторял, как заведенный - пленных не брать, нам их девать некуда! Чуть позже отметились и комбаты, начавшие занимать окрестные деревни - Веренки, Рудню, Слободу, Стайск... Сопротивления почти нигде не оказывалось, ибо немецких гарнизонов не было, а местные полицаи, при первых выстрелах выскакивали в исподнем из изб и под покровом темноты пытались просочиться в лес. Хотя не всем это удавалось.    За два часа до рассвета на связь вышел Шибалин, сообщив, что из Смоленска вылетел Дуглас с руководством для партизанской армии и передал приказ верховного командования - развивать успех, для чего захватить и очистить от немецкого гарнизона Лепель. В городе располагались крупные мобилизационные военные склады. Неожиданный прорыв немцев 3 июля не позволил что-либо вывезти или уничтожить, ибо город обороняли только курсанты артиллерийско-минометного училища. Но и немцы пока не могут воспользоваться трофеями: единственная железнодорожная ветка Лепель-Орша упирается в линию фронта. Оршу то немцы взять не смогли. И автотранспортом все не вывезешь машин не хватит.    Залогин тут же отдал распоряжение, атаковать Лепель. В помощь направил освободившуюся бронетехнику.    Начинает светать. Показался Дуглас в сопровождении звена истребителей. Среди встречающих, помимо комбатов, были Шибали, Фролов, Сарнов и Серпилин. На все вопросы Залогина - кто летит, с какими полномочиями - попаданцы лишь загадочно улыбались, мол - потерпи, сам все узнаешь.    Из самолета в сопровождении трех полковников и пяти майоров вышел старый знакомый Семена Залогина генерал-майор Михаил Петров. После короткого приветствия генерал поздравил Семена с присвоением очередного звания капитана НКГБ и огорошил новостью. Оказывается генерал-майор поступает в полное распоряжение капитана НКГБ на правах его, Залогина, заместителя. А сопровождающие Петрова полковники и майоры возглавят штаб партизанской армии, состоящую из трех полков, в которые сведут партизанские батальоны. Штатное расписание и командный состав от батальона и ниже - Москва уже рассмотрела и утвердила.    После представления нового начальства комбатам, командиры рассыпались по аэродрому знакомиться с обстановкой, а Залогин отвел в сторонку Шибалина с Фроловым:    - Но как же так? Генерал в подчинении у капитана? - недоумевал он.    - Я тебе сразу говорил, что пришлют зама, а не начальника. - отвечал Фролов. - Правда, на генерала тоже не рассчитывал, думал - полковника дадут, а тут целый генерал с кучей полковников. Хотя, говоря между нами, это наказание Михаилу Петровичу, за то, что не оправдал надежд. Он когда в Барановичах 17-м механизированным корпусом командовал - потерял весь корпус. Вышел с остатками из окружения - меньше полка. Огрызки от его дивизий. В нашей истории - ему дали 50-ю Армию, он и ее потерял, да еще сам попал в окружение и погиб в октябре. Короче, далеко не стратег, но руководить дивизией или корпусом - его учили. Поэтому в вашей истории руководство решило Армию Петрову не давать, а вместо этого - передать тебе. Район он знает прекрасно, опыт войны в окружении тоже имеется. То есть, стратегию будешь определять ты, а Петров - отвечать за тыловую текучку, планирование, по тактике советы и консультации, ну и прочее такое.    Фролов взял Залогина под локоть, привлекая внимание.    - Теперь главное. Твоя основная задача - не столько уничтожение противника, сколько создание чувства "вездесущности" советской власти, ее постоянное присутствие на оккупированных фашистами территориях. Неотвратимость наказания всех немецких пособников. Чтобы каждый колеблющийся, перед тем как сделать выбор и пойти на услужение к врагу задумался, а стоит ли? Разумеется, уничтожение оккупантов и его ресурсов тоже играет свою роль, но установление Советской власти в десятках деревень с уничтожением полицаев - важнее, чем атака крупного гарнизона с неясными последствиями для твоей Армии. Понятно? Отсюда - соответствующая стратегия. Сейчас город возьмем и рассыплемся, на манер немецкого Бранденбурга, на небольшие боевые группы, охватив большую территорию. В идеале - хорошо бы на всю Белоруссию и Украину - сколько сможете. Твоя задача - координация действий всех боевых групп, когда нужно - собрались в кулак, ударили в одном месту и опять рассыпались. Потому тебе, как диверсанту, командовать, а вот планировать, вести расчеты времени, боеприпасов, распределять роли и графики выдвижения - тут Михаил Петрович будет дирижером. Ибо ты - не потянешь.    - Понятно. - кивнул Залогин. - С аэродромом то что будем делать?    - А вот тут... - Фролов махнул рукой, подзывая Сарнова и Серпилина. Начинается та самая необязательная, но очень полезная часть. Гена и Сережа, вы готовы? Техника у портала? Народ с принимающей стороны собран? Приступаем к мародерке! С аэродрома вывозим все. Абсолютно.    - Самолеты в портал не пролезут. - с сожалением покачал головой Сарнов. - В ангарах стоят разобранные Юнкерсы, новые запасные движки, всякое прочее - это пропихнем. С летающими что делать? Там почти полста, правда, штук двадцать все же покоцали пулями и осколками, остальные - в лучшем виде. Будем пилить крылья?    - Пилить? Интересная задумка, но я планировал чуть иначе. - прервал Николай Петрович и обратился к Залогину. - Семен, у тебя летчики есть? Должны быть, сколько их посбивали в июле-августе?    - Есть, больше взвода наберем.    - Вот и отлично, за сегодня проверить все самолеты, те, что на ходу заправить, вечером вместе с Дугласом и истребителями полетят к нашим.    - А смогут? - усомнился Сарнов. - Юнкерс - не Чайка и не Ил...    - Смогут! - ответил Семен.    - Конечно! - добавил Фролов. - Сереж, ты сам подумай - молодые пацаны 18-19 лет, только-только из училища, причем не птенцы ускоренных курсов взлет-посадка образца 42 года, этих чему-то научили, просидели в лагере по две-четыре недели, а тут такой шанс - сегодня попасть домой. Чай, не Боинг рулить. Да и особый пилотаж не нужен, не к бою готовятся, а лишь к перелету.    Залогин усмехнулся.    - Много их посбивали за первые месяцы, я уж проверял. Полагаю, даже драчка может организоваться - кому лететь, а кто останется. Для летуна - в пехоту? Да они готовы на неизвестном самолете угробиться, чем в окопах сидеть. Это ж летуны - форс дороже жизни.    - Сдаюсь! - засмеялся Сарнов. - А что с остальными?    - Ну не знаю, можно и распились, если крылья отвинтить не получится. ответил Фролов. - Думаю, у Шибалина для такой цели болгарки найдутся. Приспособим где-нибудь.    - Можно аэрокатера и аэросани сделать! - подсказал Геннадий. - По речному мелководью для Афанасьева - самое то. Да и зима не за горами. Пригодятся юнкерсы, даже без крыльев.    Сарнов с Серпилиным убежал организовывать погрузку с "этой", разгрузку с "той" стороны. Извозчиками - опять должны стать офицеры из 93 года, ибо другим в оба конца хода нет.    - Семен, у тебя сейчас много народу, напряги своих комбатов, кто сегодня не воевал - пусть загружают автомобили. Они каруселью пойдут. Остальным - спать. Авиабомбы и ГСМ грузите на поддоны, придут автокары заберут с земли. На все про все - полдня, потому что после обеда нам еще Лепельские склады очисть нужно, а ночью, опять марш - дальше на восток. Даже, знаешь что, передай эти приказы своим полковникам, пора тебе привыкать к генеральской должности, а мы пойдем к Петрову, дальнейшие планы обсуждать.    Вскоре из-за ангара вылезла Камазовская фура, за ней в очередь встали МАНы и Опели. Процесс пошел по накатанной схеме - два-три взвода загружают, потом меняются с отдохнувшими, с той стороны - тоже самое. А офицеры, поставив машину под погрузку, переходили на другую, уже груженную, и перегоняли ее в портал. Оттуда выезжали на третьей - пустой. Ибо автотранспорта на базе было намного больше, чем "шоферов". Саня с Димоном еле успевали перегонять "окно" с одной части аэродрома на другую, хотя и менялись время от времени для перекура. Рация просто разрывалась: "У ангара МАН под завязку..." "Склад ГСМ, открывай портал - три поддона стоит..." "Саня! Или кто там? Принимай авиабомбы! А то сейчас электрокар в земле утопнет!.." "Димон, срочно на батарею ПВО - тут зенитки есть, почти целые!.." "Когда же электрогенераторы утяните, целый час уже жду!"       К полудню пришло сообщение, что Лепель практически взят. На окраинах еще была слышна перестрелка, но вокзал, пакгаузы, железнодорожная ветка и, самое главное - склады с военной амуницией - захвачены. Аэродром к этому моменту был затрофеен полностью. Утащили даже мебель из казарм, да прихватили полста пленных авиатехников.    Подразделения начали спешно передислоцироваться в город, оставив небольшую охрану у самолетов, которые должны были улететь на закате. На сей раз задействовали автотранспорт, и хотя Шибалин выгнал все автомобили, что были на ходу, плюс - захваченные на аэродроме, - большинство батальонов опять пошло пешком. Единственная радость - налегке и с надеждой, что скоро автомобили вернутся и захватят остальных. Машины действительно вернулись, но совсем не те, что уехали. Шибалин приступил к реквизиции содержимого военных складов, а за отставшими партизанами погнал трофейные грузовики, захваченные в городе. К счастью, среди пленных нашлись шофера, поэтому офицеры продолжали трудиться на поприще Харона, перевозя имущество в иной мир.    На вокзале стояли два состава, под завязку забитые имуществом с военных складов. Это еще немцы постарались, в надежде отправить их в Германию, сразу как только будет взята Орша. Увы, не сложилось. Зато обрадовался Залогин с Шибалиным.    - О! И грузить не надо!    Хотя это была едва ли не десятая часть трофеев. На разъездных путях нашли ветку в направлении север-юг, открыли портал и, даже не рассматривая, что в вагонах, плавно перегнали оба состава к себе. Оттуда сразу же обратно в 1941 год, но уже в Подмосковье, где груженые составы обменяли на три пустых.    Видимо, командование придавало Лепельской операции очень большое значение, поскольку после захвата аэродрома на линии фронта в районе Орши начался беспокоящий противника артиллерийский огонь, пулеметная и винтовочная стрельба. В течение двух дней Красная Армия несколько раз изображала начало атаки, которая так и не состоялась. Это было сделано для того, чтобы немцы, обеспокоенные отсутствием связи с Лепелем и лепельским аэродромом не смогли снять с фронта ни одной воинской части до тех пор, пока шел планомерный и тотальный вывоз имущества со складов.    Разумеется, немцы обеспокоились и выступили силами двух-трех пехотных полков, без артиллерии и бронетехники - все, что они за полдня смогли наскрести среди ландверных подразделений. Плюс - такое же количество полицаев.    Их далеко на подступах к городу встретили две батареи гаубиц. Походные колонны, марширующие по дороге к Лепелю со стороны Бегомля были обстреляны и попросту разбежались. Шесть танков и три батальона партизан, выставленные Залогиным на дорогу, не понадобились - воевать было не с кем. Ландверы и полицаи развернулись задолго до контакта с охранением.    А в Лепеле продолжалась трофейная карусель, только тут имущество увозилось не на машинах, а сразу грузилось в железнодорожные составы. Благо, большинство пакгаузов располагалось рядом с вокзалом. На складах, в отличие от загруженных немцами вагонов, появилась возможность вдумчиво оценивать трофеи, чем Шибалин с Сарновым и воспользовались. Что-то из амуниции, оружия, боеприпасов - грузилось в один эшелон, для отправки в силур, что-то в два других - для передачи Москве 41 года. И хотя в городе на погрузке было задействовано в разы больше людей - как планировалось, никак не укладывались.    К вечеру склады были очищены на две трети, Залогин распорядился отправить авангард на Докшицы, обходя с севера бегомльскую дорогу, поскольку штаб Петрова предположил, что немцы могут за ночь именно сюда - к месту разгрома ландверных частей, подтянут свежие войска. Остальные продолжали грузить эшелоны.    Неожиданно выяснилось, что совсем рядом с вокзалом располагалось еврейское гетто - между улицами Володарского, Вокзальной, Ленинской и Канальной. Людей, по меркам того же Минска или Киева, было немного - около полутора тысяч. Едва в городе началась стрельба и охрана гетто слиняла заключенные стали разбегаться. А к моменту захвата города - в гетто не было ни души, хотя до этого в каждый дом немцы набивали по 30-40 человек. Впрочем, чуть позже к партизанам вернулась еврейская молодежь почти призывного возраста или чуть меньше, чтобы записаться в залогинскую Армию мстить фашистам. Залогин же, вспомнив просьбы Шибалина, поинтересовался на счет врачей и учителей. Увы, если кто и был, а ведь наверняка были, все ушли в известное только им тайное место в белорусских лесах, чтобы пережить тяготы войны. Впрочем, основное население гетто составляли женщины, старики и дети,    Под вечер, выполняя приказ командования, на центральную площадь Залогин вывел всех пойманных гестаповцев, полицаев, работников сельхозкомендатуры и городской управы, включая самого бургомистра - бывшего преподавателя физкультуры педтехникума Недельки и начальника полиции Сорокина. При скоплении местных жителей зачитали приговор полевого трибунала, который буквально за полчаса до начала действа успел организовать вездесущий Фролов. Всех изменников приговорили к повешенью, а оккупантов - к расстрелу. Приговор тут же привели в исполнение. Местные жители, здраво рассудив, чем может закончиться для них эта казнь, после ухода партизан, сочли за лучшее в ближайшее время уйти в леса или записаться к партизанам. Особо ушлые, прознавшие через друзей и знакомых, что у Залогина есть выход в некую потустороннюю реальность, где молочные реки и кисельные берега, пытались пробиться к командиру "на пару слов", "с важным сообщением", "мне нужно - у меня была договоренность", "я от Завьялова Василия Николаевича". А Семен отправлял их к Шибалину, который в первую очередь интересовался специальностью просящего. Врачи, учителя, инженеры, автомеханики, мастера высокой квалификации, шофера и трактористы - шли вне очереди. Им Шибалин давал два часа на сборы и указывал куда подойти с семьей и вещами и чтоб все было в строгой тайне - иначе в последний момент завернут. Остальных передавал Сарнову и Серпилину - понравится человек - пусть берут, не понравится, скажут - нет никакого портала, обманули тебя твои приятели.    К полуночи в дорогу выступил основной состав Армии. Часть пути они должны были проехать на автомобилях по дороге - догнать авангард, а дальше обычным ходом через белорусские леса, на восток.    Арьергард должен был собрать посты и дозоры с окрестных деревень и сняться ближе к утру. Большую часть пути арьергард планировал пройти автоколонной. Таким образов Армия Залогина намеревалась за ночь оторваться от возможных преследователей километров на 100-120, а потом не на долго раствориться в лесах, чтобы вынырнуть в другом месте и опять творить возмездие над изменниками и оккупантами.          Неизвестно где, 18 августа силурийского периода палеозойской эры       На силурийской базе праздновали победу. Колония опять удвоилась. В первую очередь - пополнение из полутора тысяч красноармейцев и командиров, правда, почти все - больные, истощенные и раненые, взятые как из самого лагеря, так и эвакуированные после боев арьергарда и в самом городе. В том числе полста немецких авиатехников. Это не считая гражданских из Офлага и Лепеля. Почему не считая? Да потому что их тут же прибрал Афанасьев. У него в Торжке разворачивался такой фронт высокотехнологичных работ, что грамотные шли на вес золота. Опять же обустроиться гражданским с детьми и семьями в Торжке проще, чем в силурийской пустыне. Хотя, подавляющая часть раненых тоже по излечении переберется в Торжок. Тут в Силуре то и делать особо нечего. Разве - использовать как хранилище особо ценных и взрывоопасных предметов. Да пленных держать, чтоб не разбежались. Как база - да, но жить удобнее в мире людей.    А Василий Завьялов - бывший старшина, а ныне главный силурийский кладовщик, не мог не нарадоваться: три эшелона с военной техникой, амуницией, боеприпасом и сопутствующим снаряжением! Причем не немецкого, а советского. Двадцать пять разобранных Юнкерсов - отдельно корпус, отдельно крылья, зато все с исправными моторами. Столько же новых в заводской упаковке авиадвигателей и прочих комплектующих для ремонта. Дизельные электрогенераторы, полный комплект инструмента и оборудования для авиамастерских и ангаров. Трофейные авто, мотоциклы, бронетранспортеры даже считать не стал. Окинул взором пополнение автопарка и написал в своей тетрадочке на все скопом цифру "сто"! Это без учета пары магистральных и маневрового паровозов, которые тут же прихватил бывший пенсионер, а ныне начальник силурийских железных дорог Роман Владимирович Плетнев.    Вокруг табуна из пятисот лошадей, да не крестьянских кляч, а здоровых немецких и советских строевых, приученных тащить артиллерию, Завьялов ходил несколько часов. А на вдвое большее стадо коров, да столько же свиней и всякого мелкого рогатого скота внимания почти и не обратил. Все равно отдавать: как пришли, так и ушли. Они и пробыли то всего ничего - полдня, а сожрали всю траву, что четыре месяца росла и чуть до огорода не добрались. Вот тогда досталось бы ему от Марии Михайловны. Не, коров с козами не жалко, пусть Афанасьев забирает. Но лошади! Строевые! Однако все равно отдавать надо. Пусть у Афанасьева голова с кормами болит. Легок на помине, уже примчался. Не иначе Димка его притащил. Ведь это он траву то сажал. Но лошади! Не, пару-тройку все же нужно оставить. Фураж тоже прихватили, не так чтоб много, но месяц-два пятерке лошадей хватит. А там овса прикупим в будущем. Или у тех же немцев сопрем... - размышлял Завьялов, пытаясь задавить собственную жабу.    С поголовьем коров и табуном лошадей, скопившихся в Лепеле, помогло наличие тупиковой железки - немцы согнали сюда колхозные стада, а эвакуировать пока некуда - путь на Оршу перекрыт, вот и отстаивались в ожидании лучших времен. Разумеется, кое-что немцы подъели и раздали своим приспешникам, но гарнизон в городе небольшой, а местность вокруг сельская. Много коровок со свиньями набралось. А чтобы скотинка дожила до нужного момента и не особо потеряла в весе, был реквизирован заготовленный колхозниками фураж. Залогинцы все скопом и умыкнули. Тащить то недалеко.    Вернуть скотину в Советский Союз по любому нельзя - помрут на возврате в 41 год, да и не настаивали особо в СССР, понимая, что силурянам тоже кушать надо. Плохо только, что тут их кормить нечем - нормальной травы нет. А к Афанасьеву - можно. Зато подполковник то как обрадовался. Это ж не древнерусские мелкие задохлики и коняшки, чуть выше пони. Это нормальные лошади и удойное мясо-молочное стадо. С одной козы можно за день получить столько молока, сколько местная корова дает, а советская буренка для Торжка и вовсе запредельные цифры наливает. Обрадовался и сразу загорелся строительством коровника, конезавода - это стадо на развод. К ним нужно добавить свинарник, кормовую ферму, маслобойку, сыроварню, цех по производству тушенки. А что? Тушенка же на ура идет - что для мореплавателей, что для дружин в походах. Во сто крат лучше применяемой тут солонины. Тару для консервов можно и на стекольном заводе изготовить, люди есть и свободного места полно. Не беда, что пока лесом занято, леса уже лесопилка начала перерабатывать. В перспективе целлюлозно-бумажную фабрику стоит открыть. Тогда даже кусты и ветки в переработку пойдут и бумага в цене. А прямо сейчас начать скупать сено, полбу. У Димона с Сашкой заказать овес, силос, сенаж, комбикорма и чем там еще буренок кормят? Сельчан в 13 век перевели много: есть и агрономы, и зоотехники.    И никаких единоличников, сразу большие фермы разворачивать, ибо на них производительность в разы выше. Тот же "колхоз", единственное - само слово нужно бы убрать. В глазах советских крестьян дискредитировало оно себя. Ну и внешне чтоб как-то по другому выглядело. С Сашей и Дмитрием нужно посоветоваться. Но это позже, ближе к весне.          Торжок, 1 сентября 1237 года (вересень 6746 год)       1 сентября в Торжке праздновали начало нового 6746 года. К этой дате приурочили сразу два знаменательных события: стекольный завод вышел на полную мощность и открылась первая средняя школа.    У стекольщиков при первых пробных пусках дело никак не ладилось: был слишком высок процент брака - либо стенки стаканов с одного края чрезмерно тонки, с другого наоборот, либо форма кривовата, либо размеры бутылок не соответствовали. Главный стекольщик, выдернутый Фроловым из 93 года, якобы из Гусь-Хрустального, утверждал, что отладка займет не более двух недель, в крайнем случае - месяц, хотя Афанасьев сомневался в его словах. Но после прихода в конце августа инженеров с дореволюционным образованием, освобожденных в Офлаге, дело реально стронулось с места: брак уменьшился, ассортимент дополнился хрустальными фужерами. К тому же на заводе запустили цех листового стекла небольшой ширины, к настройке оборудования которого гусь-хрустальный "умелец" и вовсе не знал, как подступиться, а также художественный цех: цветные статуэтки, вазы, сувениры. Вот и запустили производство в две смены.    Школа была отменной - два трехэтажных здания, соединенных навесным коридором на уровне второго этажа. Тут, помимо классов, были актовый и физкультурный залы, столовая, небольшой кинозал, столярная и слесарная мастерские. Первое здание отводилось для начальной школы - с 1 по 4 класс, второе - для средней с 5 по 10. Разумеется, все местные подростки, невзирая на возраст, попали в начальную школу, а школьники из 41 года - могли и "перепрыгнуть" через класс: уровень сельских детей и городских сильно разнился, да еще с учителями напряженка, вот и комплектовали не по возрасту, а по знаниям. С тетрадями, ручками и карандашами был полный порядок, а с учебниками - облом. Нет, по математике, физике, химии - были комплекты для любого класса, беда с гуманитарными науками. Учителя из 41 года, почитав учебники литературы, истории, географии, обществоведения - признали неудовлетворительными все, что выпущено в конце 20 и начале 21 веков. А учебников издания тридцатых и сороковых годов, по которым они готовы были учить, - не было. Впрочем, многие говорили, что и это не годится. Зачем детям в 13 веке нужна история последующих веков, которых может и не быть? А про нынешнюю историю почти ничего неизвестно. Кроме Древней Греции и Рима, которые проходят за полгода в пятом классе. Дальше то чему учить? Рассказывать историю Руси до 13 века? И где ее брать? Или география. Континенты, горы, реки на тех же, вроде бы, местах, а страны то другие. А какие - сами учителя не знают. Города - половина есть, половины не существует. Впору садиться и самим учебники писать. Или иностранные языки. Те, что знали учителя - сейчас не в ходу, а то на чем говорят средневековые немцы, французы, англичане неизвестны самим учителям, опять же - нужны ли они? Когда в Торжке в последний раз живого француза видели? Зато все иноземцы знают латынь и древнегреческий. Где учителей брать? Опять же отец Варсонофий, игумен Борисоглебского монастыря, настаивает на введении закона Божьего. У него всего то попросили прислать монахов для курса латыни и греческого, а он со своим законом влез и никак не отвяжется.    Для немецкой мебельной фабрики Димон нашел эскизы и чертежи комплектов конвейерного ширпотреба в виде конструктора "собери сам" - диваны, шкафы, столы. Купцам очень понравилась мебель, которую в разобранном виде можно везти хоть на край света - места занимает немного, собирается за полчаса и выглядит роскошно, поэтому на продукцию были заключены договора на полгода вперед. Металлическую фурнитуру поставлял Гельмут Штаудер. Краснодеревщики Хайнц Хаген и Ганс Реслер разбили процесс на простейшие операции, наняли для их выполнения три десятка местных юношей, организовав нечто вроде конвейера, только без самой конвейерной ленты и лишь контролировали процесс. Сами же занялись любимой работой - изготовлением эксклюзивной мебели на заказ в виде полных гарнитуров под конкретную комнату любого назначения и стиля: барокко, ампир, готика, модерн. На эту продукцию покупателей было меньше. Слишком громоздкая. Погрузишь один гарнитур на ладью - и все, самому сидеть негде. Потому вывозили мало, чаще брали свои же торжокские купцы и бояре. Да и то, больше глядя на интерьер в хоромах новоиспеченного князя Афанасьева. Ведь мягкий раскладной диван удобнее простой лавки.    Теплоэлектростанцию смонтировали еще раньше стекольного завода в верховьях Тверцы, рядом с шахтами, где добывался бурый уголь и пробросили линию ЛЭП. Здесь было совместное предприятие: бывшему хлеботорговцу Ивору принадлежал рудник, а сама ТЭС - княжеству, но свою долю по договору Ивор выбирал стеклом, да так увлекся новым товаром, что забросил хлеботорговлю. Он мог выгодно пристроить даже откровенный брак, а то и вовсе бой, который по хорошему следовало отправить на переплавку.    ТЭС работала в половину своей мощности, но этой электроэнергии хватало и для промзоны, и части электрифицированного Торжка.    Вересень, как известно, время свадеб, и Торжок заполонили невесты. В средневековье в связи с многочисленными войнами, женихов постоянно не хватало по всем княжествам, а тут вдруг пошел наплыв совсем не старых мужчин, не обремененных супружескими узами, да еще и богатых по местным меркам. Сначала приезжие купцы начали прихватывать своих дочерей, а потом и остальные отцы и матери, прознав о таком Клондайке, засобирались съездить на ярмарку, посмотреть на диковинные товары, а заодно - своих дочек показать. И многие, как говориться, не зря съездили. Афанасьев только приветствовал браки местных со своими. Он прекрасно понимал, семейные узы привяжут любого "перекати поле" покрепче иного договора. Да и психологический настрой женатый мужчина будет меньше терзаться по поводу оставленного навсегда родительского дома и прежней жизни.       Арсений Николаевич не зря в августе крутился у лазарета в силуре. Троих выздоравливающих залогинцев, раненых еще во время похищения Гудериана, сманил к себе. Это были младший лейтенант НКГБ Анатолий Иванович Шумаков и два сотрудника Бобруйского УГРО Олег Худяков и Евгений Семкин. Едва получив согласие, сразу озадачил троицу созданием службы безопасности и уголовного розыска. Попутно требовалось преобразовать бывшую торжокскую стражу в нечто напоминающее патрульно-постовую милицейскую службу. На окраинах и раньше пошаливали, а сейчас отдельные грабители, пользуясь сменой власти, и вовсе распоясались. Грабят честных купцов среди бела дня. Да ладно бы на дорогах, а то в самом городе. Опять же татаро-монгольские и ливонские лазутчики себя вольготно чувствуют, не исключено, что и клан ярославичей имеет в Торжке своих соглядатаев. Одним словом, дел не в проворот.    Троица, видимо, еще лежа в лазарете, предполагала такой разговор и потому, не сговариваясь, выдала - нужны люди и деньги. Причем, денег потребуется много, особенно на первых порах.    - Люди, это понятно, людей дам. А деньги то зачем? - удивился Афанасьев. - Дом под контору, казенную мебель я и так предоставлю, по зарплате мы обговаривали, остальное что нужно - скажите Бориславу, тиуну моему, он купит.    Силовики заулыбалась. За всех, как старший по званию, ответил Шумаков.    - Деньги нужны на создание сети осведомителей, как среди купцов, так и среди воров, нищих и просто обывателей.    - Стукачей, что ли? - недовольно переспросил Арсений Николаевич.    - Не совсем. - принялся разъяснять младший лейтенант НКГБ. - Стукач это любитель. Пишет доносы из любви к самому процессу, совершенно бесплатно. Но он непредсказуем. То ли будет от него заявление, то ли нет. Если будет то на кого, с какой целью и насколько нам это полезно в данный момент - сие науке неизвестно, а осведомитель работает только за деньги. Почти штатный сотрудник, ибо добывает нужную информацию. А она бывает разная, потому и цена варьирует.    - Понятно. - ответил Афанасьев. - Денег дам, куда ж деваться? Сколько нужно?    - Сейчас ответить не готовы. - опять за троих ответил Шумаков. - Мы сегодня сходим в подвалы кремля. По слухам, там еще от предыдущего князя какие-то разбойники остались, да и новых патрули набрали.    - Кстати, да, там разобраться нужно, кого судить, кого отпустить. Все сам собирался, да дела отвлекают. К тому же сложно это. Все в один голос твердят, что не виноваты, дескать, оговорили. Может, оговорили или врут. Кто их поймет. Я тут не специалист. А что, их тоже вербовать будете?    - Этих в первую очередь. Если вина пустяковая, а человек подпишется на нужное дело, почему бы и не выпустить? На том УГРО и безопасники держатся.    - Хм... А как же следы, отпечатки пальцев и прочая дедукция?    - Шерлока Холмса читали? - поинтересовался один из милиционеров, остальные заулыбались.    - Не без того. - ответил Афанасьев.    - Прежде чем факты анализировать, их нужно найти. А искать проще, когда есть информация. Одно дело - искать неизвестного мужчину в серой кепке, совсем другое - конкретного Васю Пупкина, который может скрываться там то и там то.    - С отпечатками же в ближайшее время ничего не получится. - добавил второй. - Сначала нужно картотеку набрать. Срисовать то пальчики недолго, а с чем их сравнивать? Вот когда картотеку наберем, тогда и пальчики в дело пойдут. Опять же специалисты нужны по дактилоскопии, ведь архив нужно постоянно пополнять, сортировать, классифицировать... Заодно по графологии, патологоанотомии, химии, трасологии, по оружию эксперты нужны, короче - НТО, научно-технический отдел. Вот тогда - не только отпечатки, но и нитка из одежды, волос подозреваемого - все в дело пойдет. А пока ничего этого нет нужны осведомители - глаза и уши УГРО.    - Тут ничего не могу сказать. Если нужно, значит создавайте.          Неизвестно где, 1 сентября силурийского периода палеозойской эры          - Серег, я смотрю, ты решил физкультурой заняться? Бегаешь по утрам? спросил Саня, столкнувшись утром в дверях столовой с Серегой Кларкуновым.    - Доктор дал добро, рана от стрелы зажила, теперь форму набираю. Пора мне в поле, а то 41 год скоро закроется. Уже Минск на границе моргания. Съеживается портал. Потому совмещаю полезное с приятным.    - То есть?    - Я же бегаю до мелких недоокон: пробежал пару кэме, побаловался с окном, заодно отдохнул, потом к следующему, опять передышка.    - Ну? И какие результаты? Там дырки то - руку не сунешь!    - Э, брат! Руку и не надо совать, тут тренировка по управлению порталом. Плюс - хочу один эксперимент поставить: некоторый минимум информации в иную реальность закинуть можно и я даже придумал способ. Нужно всего лишь круто изменить какую-нибудь реальность, а потом посмотреть - как "заоконное пространство" будет съеживаться. Одна беда, не могу выбрать - где пробный "полигон" устроить. Чтобы поворот был максимальным и быстрым - нужна ключевая фигура, которой можно заменить кого-нибудь из основных игроков. Но кого на кого? В 38 году - Ежов слетит, ему помогать "западло", а Лаврентий Павлович и без моей помощи поднимется. В 53-й год нет выхода. А это был бы идеальный период - Сталин умер, а Берию расстреляли. Вот если бы там Лаврентию - слить информацию по Хрущеву!    - Боюсь, даже если бы нашелся такой портал, ты, Серега, все равно опоздал. Лаврентия Павловича летом шлепнули, а сейчас уже сентябрь. Хорошо, а чем тебе имеющийся 65 год не нравится?    - Тю. Кто там у власти? Хрущеву помогать не хочу, да и сняли его, кажется, к 65 году. Брежнев - тоже не нравится. Мямля. Его потому номенклатура и продавила, что ни рыба, ни мясо.    - Погоди, погоди... Мне кажется, что в 65 Брежнев еще не совсем утвердился. Там драчка шла между Брежневым и Шелепиным. И вроде как Шелепина называли "Железным Шуриком", за непримиримость. Но победил все же Брежнев. Шелепина отстранили и поручили самую безобидную, с точки зрения генсека, должность - профсоюзами руководить. Точно, точно. Он тогда ВЦСПС возглавил. А когда это было - не помню. То ли 66 год, то ли 67... Но по любому в 65 он еще у власти и в твоих силах качнуть весы против Брежнева.    - Любопытно. Тогда нужна информация по нему - что подсказать. Ведь большой объем в дырочку не сольешь. Комп не запихнешь, чтоб по проводу качать. Так, пару бумажек трубочкой. А в основном - словами, советами. Но вариант интересный, подумаю. В любом случае - хуже не будет. А ты мне по Шелепину в Интернете нарой. Что это за Шурик и почему "железный".    - Попробую. А как общаться будешь?    - Я сначала пробовал к телефону подключаться, и в 38, и в 65. Не получается. Точнее, провода кинуть - запросто, но при "Алле, алле" - гудки идут или посторонний звонок влезает. Я ж не Сарнов, а этого аса прослушки вводить в курс дела не хочется. Тут же все Фролову сдаст. Долго думал, и придумал - во всех кабинетах либо радиоприемник стоит, либо тарелка репродуктора. Вот их то и задействовать. Уже пробовал - получается. Никому еще ничего не сливал, просто хулиганил. Представляешь, глаза НКВД-шников, когда их выключенный из розетки радиоприемник начинает белоэмигрантские песни петь?    Саня усмехнулся.    - Представляю! Особенно в 38 году. А песни с компа транслировал?    - Почти. С CD-плейера через усилитель на динамик их приемников. Компьютер, все же сложноват. Я с ним пока не разобрался.    - Зря. Осваивай ноут. Знаешь что, я могу тебе проектор дать, тогда через дырочку ты не только песнями ответственных работников пугать будешь, но и роликами с Ютуба на потолке.    Серега засмеялся.    - Не, тогда они точно портал вычислят. Там во всех кабинетах накурено, вот по лучу в дыму и определят. Сейчас же они на приемники грешат. Несколько штук уже разбили вдребезги. Забавно - из приемника осколки ламп сыплются, а динамик продолжает антисоветскую пургу гнать!    - Чего ж, все такие олухи? Что феноменом не заинтересовались и по начальству не доложились?    - Ха! Это ты, Саня, олух! Сам посуди, 38 год на дворе, гребут всех при любом подозрении, а тут в твоем кабинете чистая антисоветчина! Доложишь посадят на сто процентов, потому дешевле приемник разбить, авось пронесет. Да и ежовские люди - не чета бериевским. Ежов набирал тупых исполнителей, чтоб не задумывались, когда умников Генриха Ягоды будут брать, да верха партии чистить. Причем, их заранее настраивали, что всякая инициатива наказуема.    - Ну, тогда - сам бог велел...    Приятели посмеялись, придумывая новые и новые каверзы. Потом Серега посерьезнел:    - А портал на 41 год, стало быть, сворачиваться?    - Да. - ответил Саня. - Я намекал Шибалину, мол, нужно бы еще несколько составов, пока есть возможность, а он - "мы еще лепельское добро не разобрали! Куда новые составы ставить?". К тому же все пути Фролов занял. Его приятели сразу несколько заводов перекупили, гонят составы и днем и ночью. Тоже торопятся.    - Ну и чего?    - Да ничего. Потому у нас затишье. Васильев с Осадчим занялись было прежним промыслом - мосты рвать, да составы, которые вполне можно оприходовать, под откос пускать, так сам Фролов на них наорал, почему-то. И вообще, запретил самостоятельно в 41 год лазать, особенно по ночам. Армия Залогина разделилась толи на шесть, толи на восемь частей. Рассыпались по районам и зонам ответственности. Впрочем, по слухам, скоро опять сольются в армию для масштабного рейда по тылам, а пока обустраивают базы, теплые землянки и захоронки по всей Белоруссии с оружием, продуктами, одеждой: копают ямы, туда герметичные бочки, все это засыпают и маскируют дерном, лишнюю землю - в реки и болота. Само собой - тренировки и обучение. Шпионов ловят - немцы к Залогинцам пытаются своих людей пристроить, уже восемь человек вычислили. Пробные вылазки устраивают - два танка без нашей помощи захватили и освоили, еще пару - сожгли, три моста взорвали, грузовиков штук пятнадцать, а к нам только раненых перепихивают. Придумали какую-то тактику "близнецов". Пять - шесть небольших отрядов, одежда и обувь разномастная, но обязательно в каждом отряде есть двойники с одинаковыми отпечатками обуви. Даже лошадей для этой цели перековывали. Одна группа начнет немцев задирать, те местность оцепят, а группа в захоронку спрячется. В тот же момент их соседи имитируют громкий отход за пределами оцепления. Немцы снимают посты тут, перегоняют на новое место, блокируют его, а там аналогичный случай вторая группа прячется, зато за оцеплением третья группа отходит со стрельбой и фейерверком. Под шумок склады опорожняют и полицаев вешают. Вот таким макаром имитируют работу нашего портала. Не знаю, получится что или нет. Пока пробные испытания в разных местах. Хотя, лично я считаю - немцы скоро разберутся, что тут их за нос водят, но к тому времени планируется Армию вновь собрать, покоцать измотанных ландверов и еще куда-то ударить. Фролов говорил, план у них аж до зимы, согласованный с генеральным планом зимнего наступления, но меня в детали не посвящали. Да, а что там за байда у Гельмута? Я слышал краем уха, как Шибалин Залогина костерил, а что за что не пойму. Торчу целыми днями у портала, новости узнаю последним.    Серега усмехнулся.    - Помнишь, из Лепеля полста авиатехников пригнали?    - Ну? И чего?    - Так там половина простых рядовых. Пассатижи от отвертки отличить не могут.    - Как же так? Говорили - вот авиатехники и все такое.    - Ага! Кого ночью у ангаров да рем.мастерских похватали, тех авиатехниками и назначили. Думаешь, немец в той суматохе откажется, если видит, что в живых оставляют только техников, а всех прочих стреляют или штыком колют? А здесь начали разбираться - не то. И убивать поздно, Гельмут Штаудер своих в обиду не даст, и толку от них, как от козла молока. Без них пленных полно. Пока эти "высококвалифицированные" работники задействованы на хоз.работах: круглое тащи, квадратное кати.    - Да, лопухнулись. Все, Серег, я побежал, и так заболтались. Надо Димона менять, скоро очередной фроловский состав появится. Да он еще и не выспался сегодня.    - С чего бы это? Вроде ночью вас не дергали.    - А... Типа, любовь-морковь. Нашел себе селяночку из недавних беженцев, вроде как учит ее водить УАЗ-ик. Освоит ли девица шоферское дело - не знаю, но сам Димон ходит как хот, укравший кринку сметаны - сонный и довольный.    - То-то я гляжу, его Хантер каждый вечер вокруг лагеря пару кругов нарежет, а потом в степь уматывает. И ни разу не видел, чтоб тот возвращался. Теперь понятно. Кстати, Сань. А не пора ли вам с Димоном открыться? В смысле, что не только вы порталом управлять можете? Глядишь, еще кого научите. Опять же Фролов в 41 год передаст. Все равно это окно скоро закроется, так пусть самостоятельно оттуда другие окна ищут. Вдруг найдут?    - Не знаю, нужно подумать. С Димоном посоветоваться. Может, действительно - зря мы эту конспирацию затеяли? Думали - самыми главными тут будем, да куда нам с этими зубрами бодаться, что Шибалин, что Афанасьев, а Фролов так и вовсе... Хоть и скрывали свой главный секрет, а все равно нас оттерли! А я предупреждал Димона - будем швейцарами работать! Так и получилось.    - Саня, блин! Вас с Димоном потому оттерли, что сами не захотели ответственность на себя взять! Ты не обижайся, но ни ты, ни твой приятель в начальники никак не годитесь. Во всяком случае - пока. Знаешь почему? Слишком добрые и ленивые!    Саня угрюмо взглянул на приятеля, потом усмехнулся.    - А может ты и прав? Ладно, пошел я...          Торжок, 3 сентября 1237 года (вересень 6746 год)       - Имя? - спросил Олег Худяков, бывший опер Бобруйского городского отдела милиции, а ныне следователь Торжокского УГРО.    - Чье?    - Твое. Как меня зовут, я и без тебя знаю.    Они с Евгением Семкиным второй день допрашивали сидельцев из кремлевских подвалов. Допрос проводили в пыточной, но многочисленными приспособлениями, ускоряющими допрос - не пользовались. Так и лежали в углу без дела жаровня, клещи, кнуты, иглы, молотки. А в центре, с кольца под потолком свисали веревки дыбы. Да и местный кат второй день работал не по своей прямой специальности, он теперь мед. эксперт и по совместительству патологоанатомом, ибо в первый же день удивил следаков способностью внятно объяснить какими орудиями были нанесены повреждения на найденном у городской стены трупе и уличил якобы ограбленного купца во лжи. Такие синяки человек только сам себе мог поставить, ибо нормальные грабители так не бьют. И тут же продемонстрировал на следственном эксперименте. Купец вник, покаялся и признался - действительно оговор, чтобы не отдавать взятые взаймы деньги.    - Так это... Репей. Меня тут все знают.    - Неужто крестили не по святцам? - удивился Олег.    - Не, крестили Титом.    Бородатый увалень с помятым лицом, спутанными волосами и застрявшими в них соломинами, недоуменно моргал, глядя на следователя невинными глазами.    Он три дня назад попался на гоп-стопе, точнее был опознан мастеровым, которого за час до того прижал с подельниками в одном из узких переулков. Однако, ничего из отобранного при нем не нашли, добычу, как водится, скинули мальчишкам, сопровождавшим троицу гоп-стопщиков. В задачу детишек как раз и входило быстро унести награбленное в логово шайки. А раз не пойман, значит не вор, поэтому рассчитывал на стандартные двадцать ударов плетью-длинником, в процессе выяснения "подлинной" правды, и можно опять начинать работать. Потому как плетка - не в первый раз, привык.    - Вынужден тебя сильно огорчить, - Олег сегодня должен был играть "злого" следователя, но данный клиент был глуповат и длительные игры в "доброго-злого" вряд ли потребуется, да и в осведомители кандидатура не годится. - Твои подельники во всем признались и валят всю вину на тебя. А по новому указу князя светят тебе, голубь сизокрылый, не плети и даже не вира, а лишение свободы на срок до пяти лет. Ивору в шахтах люди требуются, они там второй горизонт раскопали, вот и пойдешь вместе с пленными литвинами давать стране угля.    Репей занервничал.    - Так это, все лжа! Наоборот, это Живоглот сказал того мастерового прищучить.    - А Живоглот говорит, что это ты предложил, еще когда вы втроем в подворотне стояли, и в прошлый раз тоже ты силой заставил его того купца обтрясти. Ведь ты сильнее Живоглота и этого, второго... Забыл, как его зовут. Ты, Тит, ты организовал шайку, нанял мальчишек и заставил подельников грабить честных купцов и горожан. Значит, тебе и отвечать за всех.    Репей купился и начал путано объяснять, что это все - ложь и наговор, что он никак не мог быть главарем, поскольку атаманом у них вот уже три года Живоглот. Именно он сбывал награбленное. Попутно сдавал адреса, явки, малины, перекупщиков. Писарь, сидевший рядом, едва успевал записывать показания.    По окончании допроса, Репей "подписал" протокол своим отпечатком большого пальца и был уведен в камеру. Заглянувшему в допросную Евгению, Олег сообщил, что - не вариант, клиент глуп, хотя и сдал всех. Теперь можно вызывать подельников и прокачать их. В осведомители же Репей никак не годится - подельники расколют его в первый же день и спустят в речку. А у Ивора в шахтах еще поживет и пользу принесет.    Писарь, молоденький простоватый красноармеец из под Ярославля в новенькой не обмятой форме с васильковыми петлицами, выделенный Афанасьевым, первое время с любопытством изучал инвентарь палача, но потом втянулся и не отвлекался на мелочи. Хотя судя по его мечтательному лицу, в перерывах между допросами, был бы не прочь посмотреть - как все эти приспособы работают. Разумеется, в профессиональном исполнении ката и, желательно, на ком-нибудь из самых больших злодеев.    - На сегодня свободен, больше допросов не будет. - сказал Олег писарю и тот, собрав свои ручки с бумагами вышел из пыточной.    - Закончил? И я тоже. Может по пивку? - спросил Евгений напарника, усаживаясь прямо на стол. - У Плоскыни сегодня очередная бочка дозрела, будут открывать.    - Да ну. Не умеют пока тут пиво варить. Немца нужно, природного, наверняка среди пленных пивовар есть, а Шибалин все жмотничает. Ни себе, ни людям.    - Боится, что немцы к тевтонам сбегут. - возразил Евгений.    Олег вышел из-за стола, потянулся, разминая затекший руки, вытащил из пачки сигарету, отломил фильтр и закурил.    - Да ну, нужны они тевтонам. Не, я спать пойду, устал что-то за эти два дня так, как там, на Родине не выматывался.    - Как хочешь. А я пойду, посижу. - Евгений тоже извлек сигарету, но фильтр отламывать не стал.    В этот момент открылась дверь и в пыточную влетел командир 2 роты Юрий Семецкий:    - Товарищи командиры, у нас ЧП! Пропал патруль из трех человек!    - Давно? - поинтересовался Олег.    - Заметили еще утром,    - А сейчас поздний вечер! Почему сразу не сказали?    - Может, загуляли? - предположил Евгений.    - Мы тоже думали, что загуляли. Были такие случаи. Весь день искали по своим каналам.    - Да, с дисциплинкой у вас...    - Труп одного из них только что обнаружили в реке. Раздет, без оружия! Подполковник Афанасьев послал меня сюда, за вами.    - Труп? Это уже серьезно! - Олег со злостью ткнул окурок в пепельницу.    - Все! Пропало пиво! - мрачно высказался Евгений, смяв так и не раскуренную сигарету. - Пошли на место, нужно осмотреться. Пойду палача прихвачу, если домой не ушел.                На место происшествия, в километре от города, прибыла внушительная группа. Помимо Афанасьевских следователей, комроты Семецкого и трех его бойцов, в качестве охраны, прискакали верхом новгородский посадник Иванко с пятью сопровождающими. У посадника, по слухам, тоже были свои дознаватели и неплохие сыщики из охотников-следопытов. Тут же стоял рыбак с сыном, обнаруживший труп. Место страшной находки изучали в темноте, при свете фонариков. Впрочем, ничего существенного не нашли. Тело, раздетое до гола, приплыло по течению Тверцы и застряло в ивовом кусте. Рыбак вытащил его на берег, изрядно потоптался вокруг и только потом поплыл в Торжок за подмогой. Сразу стало ясно, что убивали не тут, а в городе. В реку сбросили уже мертвого. Погрузив труп на телегу, следователи поспешили обратно.    В кремле следственную группу поджидал Афанасьев c бывшим палачом, а ныне судмедэкспертом, выдернутым из дома, встревоженные взводный с разводящим караула, приятели пропавших. Палач, осмотрев тело, выдал свое заключение очень быстро: красноармейца сначала стукнули кистенем сзади, но по голове не попали, удар пришелся в плечо. Потом сбоку второй удар в голову. Но и он не убил, смерть наступила от веревки, накинутой на шею сзади. Убийц было минимум трое. Потом хватали за руки, за ноги - синяки и ссадины уже посмертные. К Тверце везли на телеге, придавив сверху сеном. В реке, точнее - под водой, привязанный за ногу к чему-то тяжелому, покойник пробыл весь день. Веревка была гнилая - размокла и расползлась. Вот он и всплыл.    Повторно осмотрев труп, палач лишь уточнил - не сеном его укрывали, а соломой, после чего был отпущен домой. Поиски двух других бойцов из караула было решено отложить до утра. Скорее всего - они тоже в реке, а пока Олег с Евгением приступили к допросу разводящего, взводного и приятелей: какова зона ответственности патруля, где проходил основной и неофициальный маршруты, куда могли свернуть, не было ли у них подруг в городе, кто и когда видел их в последний раз и прочие стандартные вопросы. Афанасьев увел Иванко к себе в палаты. Во-первых, нужно расспросить всех новгородских стражей кто вывозил из города воз соломы. Во-вторых, на ночь все ворота города закрывались, но желательно, чтобы в Нижнем городище - Торжке, как и Верхнем - Новом Торге - завтра утром под благовидным предлогом немного придержали выезд желающих. Причина любая - засов заклинило, петля заела, начальник стражи напился и проспал. Главное - никого не выпускать, пока не подойдут его бойцы в усиление. Афанасьев сразу, как только узнал о ЧП и представилась возможность, проинформировал Шибалина. Тот в свою очередь, пообещал к утру доставить металлодетекторы, да еще людей, если понадобится, для открытых и тайных постов по всем дорогам, ведущим из города - это все, чем он мог помочь в данной ситуации. Разумеется, шанс, что оружие не вывезли еще днем, был очень мал, но проверить надо. Потому подполковник и предложил посаднику тормознуть открытие ворот, до тех пор, пока не появятся эти детекторы и не расставят секреты..          Торжок, 4 сентября 1237 года (вересень 6746 год)       Рано утром, едва развиднелось, все уже были на ногах. К воротам, включая нижнюю новгородскую часть - отправились красноармейцы Афанасьева. В Новом Торге - как обычно по отделению, на пристань и базар - взвод, а в Торжок - всего по два человека на каждые ворота, усилить местную стражу. Единственное отличие - в каждой группе самому смышленому вручался ручной металлоискатель и рация. Короткого инструктажа и пятиминутной тренировки вполне хватило, чтобы понять - как металодетектором пользоваться и на каком расстоянии он начинает пищать на винтовку. В некотором удалении от Торжка Шибалин еще ночью выставил посты наблюдателей, перекрывающие все возможные пути как к городу, так и из него.    Посадник не только не противился, наоборот, всячески подчеркивал свою заинтересованность, ибо резонно полагал, что убийцы скорее всего из неблагополучной части Нижнего городища - Нищей Слободки у погоста, в его зоне ответственности.    Сам город с момента возникновения, развивался по цеховому принципу: гончары старались селиться с гончарами, кожемяки с кожемяками, кузнецы с кузнецами. Неудачников - разорившихся купцов, мастеровых неумех, просто пьяниц и нищих - цеховики изгоняли, вот те и облюбовали себе местечко рядом с погостом. За сто лет слободка расширилась, обросла людьми. Бывшие крестьяне стали грузчиками, ремесленники подрабатывали переделкой и перекройкой ворованного - чтоб хозяин не узнал свою вещь, некогда богатые купцы переквалифицировались в коробейников, монахи-расстриги в писарей. Не обошли стороной Слободку и откровенные разбойники с больших дорог, речные пираты, ушкуйники. Немногочисленный, но агрессивный криминал быстро подмял под себя непутевых жителей Нищей Слободки. Тут можно было отдыхать от трудов неправедных, отсюда черпать резервы, сбивая стаи для ватажек. Если же Афанасьев со своими воинами поможет зачистить от воров и грабителей Слободку, то новоторы только "спасибо" скажут. Ибо предыдущие князья за последние сто лет так и не сумели вырезать развивающуюся раковую опухоль. Впрочем, не слишком то и старались, ибо они тоже частенько в Слободке набирали наемное "пушечное мясо" из добровольцев-охотников для разорения соседей в многочисленных междоусобицах. Лишь изредка, когда жалобы горожан на беспокойных жителей Слободки превышали некую грань - устраивали облавы на самых отпетых и зарвавшихся обитателей трущоб.       На реке яхта помора Владимира Шерстнева и две облезлых лодки местных доброхотов тралили тросом и бреднем дно реки. Во время поиска обнаружили пять трупов: второго красноармейца и четырех совершенно посторонних людей, пролежавших в воде более месяца. Одного утопленника опознали, это был местный мелкий купец, вроде как уехавший в Новгород за товаром. Трех других, сильно объеденных рыбами и раками, никто не признал.    Пока Олег работал на реке, Евгений опрашивал стражников. Телегу с соломой вспомнили сразу. Она проехала утром и сильно удивила - когда в город везут, это понятно, а из города? Положим, если прошлогодняя солома не нужна, так сожги ее в печке. Или скотный двор застели. Зачем вывозить то? На продажу? Кто ее купит, ведь в полях свежей полно. Урожай собрали, зерно обмолотили, солома в скирдах будет до весны стоять. Покупай, кому надо крыши крыть или скотине стелить. Почти за бесценок.    Однако с соломы пошлину не берут, вот и выпустили. Но четверых возничих стражи запомнили, тем более, что и раньше видели их у ворот и на базаре. Живут не то в самой Нищей Слободке, не то рядом с ней, хотя пока ни в чем предосудительном замечены не были.    Евгений связался с Афанасьевым, выпросил у него отделение красноармейцев и, прихватив двух стражников, отправился на поиски возниц.       Слободка встретила отделение марширующих красноармейцев откровенно враждебно. Еще на подступах, в кривых окраинных улочках Торжка стали появляться сумрачные личности, поврозь или кучками стоящие у заборов, подпирая стены домов. Некоторые демонстративно ковырялись боевыми ножами под ногтями или строгали палочки. Пропустив отряд, неторопливо шли следом, то исчезая в переулках, то появляясь вновь. Стражники откровенно оробели, красноармейцы взялись за ремни своих винтовок, готовясь в любой момент сорвать их с плеча. И только Евгений, в лихо заломленной фуражке, безмятежно шагал впереди, делая вид, что не замечает сгущающейся напряженности. Перед самой Слободкой один из стражников тормознул следователя, сообщив, что нужный дом одного из возчиков где-то тут. Но который именно, он не знает.    Евгений огляделся. Вокруг стояли крепкие деревянные дома, но какие-то не ухоженные - выгоревшие на солнце серые заборы с выломанными досками, покосившиеся калитки, черные лужи и грязь на улице и во дворах, вонища от нечистот.    - Гражданин... - обратился Евгений к крепкому рябому бугаю в рваной холщовой рубахе и домоткнанных портках. - Где здесь дом...    Договорить он не успел, детина молча повернулся и, опираясь на посох, больше напоминающий дубину, ушел вглубь переулка. Тогда Евгений направился к другому из местных, также сопровождавшему отряд. Тот тоже развернулся и нырнул в щель забора и демонстративно приладил оторванную доску, закрыв дырку.    Евгений усмехнулся.    - Что ж, не хотите по хорошему, будет по плохому!    Однако в этот момент неведомо откуда выскочил благообразный старичок. Окладистая седая борода, чистая рубаха, синие сафьяновые сапоги, благостный радушный вид. И только глаза, настороженно зыркающие из под белых густых бровей выдавали, что старичок не так то прост.    - Што привяло воев князя к нашим бедным халупам? - поинтересовался он у Евгения.    - Нам нужен человек, который живет где-то тут. - Евгений подозвал стражников и попросил их описать возниц.    Те, испуганно озираясь, то на следователя, то на деда, принялись путано описывать приметы.    - А, так это Тит. Или Янун. А може Прокша? - дед откровенно издевался. - Дык, уехали все, Тит в лесу по грибы, Прокша рыбу ловит, а Чермный Твердила и вовсе в Торопец подался.    В этот момент у Евгения запиликала рация. С причала передали, что одна винтовка обнаружена у византийского купца, уже собиравшегося отплыть вниз до Волги и дальше к волоку на Днепр. Купца задержали. Потом раздался голос Афанасьева - купца и всех его сопровождающих тащить в кремль. Евгений, пользуясь случаем, доложил что среди местного населения не нашел понимания, более того, жители Слободки предприняли попытки укрывательства преступников и саботируют действия властей. На что Афанасьев, немного подумав и, видимо, посоветовавшись с посадником, отозвал группу обратно, ибо - чревато. Поговорим об этом чуть позже, сказал он. Дед прислушался к словам, что сквозь треск и писк доносились по громкой связи.    - Гражданин, как ваше имя и фамилия? - спросил Евгений.    - Фамилия? Дедом все кличут. И ты зови так же.    - Так вот, гражданин дед. Имя злодеев мы сейчас узнаем, а вам советую добровольно выдать убийц, иначе последствия для всей слободки будут печальные.    С этими словами дал команду развернуться своему отделению и потопал обратно. Сопровождавшие местные бандюганы молча расступились, пропуская отряд. По их кривым усмешкам было видно, что они уже празднуют победу над грозными воинами непобедимого князя. И только дедок не разделял веселья, предчувствуя, что дело далеко еще не закончилось. Наоборот, все только начинается.       Толстый купчина в шелковом полукафтане с дорогим оплечьем, в шапке с малиновым верхом, в сафьяновых мягких сапогах, путая русские, латинские и греческие слова, казалось, сильно переживал за убитых красноармейцев и всеми силами готов помочь следствию. Ведь если бы он знал, что тот урод, предложивший винтовку на продажу, снял ее с трупа, то никогда, ни под каким видом... И так далее, и тому подобное. Впрочем, описание продавца винтовки, со слов купца, ничем не походило ни на одного из возничих с соломой, вывозивших трупы. Купец в подробностях расписал, внешний вид, манеры и обороты речи торговца оружием, постоянно подчеркивал, что чернявый продавец много говорил и активно жестикулировал. Едва за купцом, подписавшим протокол и уведенным конвоем, закрылась дверь, Евгений с Олегом переглянулись:    - Клиент правдиво описывает своего знакомого итальянца, ни разу не бывавшего в Торжке. - усмехнулся Олег.    - Согласен. - добавил Евгений. - Разделимся? Или перекрестно поработаем?    - Главных, мне кажется, лучше вдвоем сработать. Остальных - поврозь.    - Годится. - Евгений приоткрыл дверь и сказал конвоирам, чтобы привели начальника купеческой охраны и готовили пацана - служку купца.    После допроса основных фигурантов, особенно помог служка-пацан, поляк, взятый в глубоком детстве пиратами Балтийского моря и позже проданный купцу, выяснилось, никто на ладью с предложением о продаже винтовки не приходил, наоборот, это купец несколько дней мотался по городу, а вчера вечером притащил эту штуку, обмотанную тряпьем. Более того, он порывался тут же отплыть, только лоцман сильно сомневался, что в темноте сможет провести ладью, не посадив ее на мель. Его поддержал начальник ладейной дружины, поскольку вблизи города обеспечить нормальную охрану ночевки очень проблематично: за воротами чужих людей много, а стража будет в городе. Посему ночевать нужно либо тут, у причала, либо далеко от Торжка.    При повторном допросе, который Евгений с Олегом вновь проводили вместе, купец начал нервничать, путаться, менять показания. В этот момент в допросную спустился подполковник Афанасьев. Прочитал протокол и предложил позвать палача. Дескать, чего человек мается, в смысле палач. Навьючили на него несвойственные функции, и из-за этого милейший и добрейший сотрудник Торжокского УГРО так испереживался, что даже запил с горя. Так пусть немного развеется, покажет - на что способен.    Палач не заставил себя ждать. Он пришел с Афанасьевым и в коридоре ожидал своего выхода.    К большому неудовольствию писаря, купцу вполне хватило зрелища, как палач неторопливо одел кожаный фартук, любовно перебрал, протер и разложил свой инструментарий. Захлебываясь словами, он начал рассказывал где, как и с кем он договорился приобрести огнестрел. Сколько заплатил авансом, сколько потом. Разумеется, никого убивать он не требовал, это была личная инициатива Душильца. Где живет Душилец - купец не знает, он с ним встречался на базаре, у загона. Да, был знаком и раньше, по прошлым приездам, ибо Душилец торговец скота, хотя и очень мелкий. Да, он сам и его слуги очень похожи на представленные купцу описания возчиков с соломой. Нет, куда девались еще две винтовки - купец не знает, хотя, будь такая возможность, купил бы и их. Нет, про то, что помимо самой винтовки еще нужны патроны - купец не знал, а Душилец не предупредил и даже не предлагал. Может и сам не знал, хотя это вряд ли, ибо оружие и снаряжение воев нового князя после Ржевского похода на Литву даже старухи обсуждают, что уж тут про мужей говорить? Но с ними, иностранными купцами, никто из местных за просто так общаться не хочет.    Евгений Семкин поднялся, сообщив Афанасьеву, что пока базарный день в разгаре, нужно бы успеть поговорить с торговцами скота. Подполковник кивнул, но вскоре, после ухода сыщика, засобирался и сам. Основную часть информации купец уже выложил, сейчас Олег Худяков уточнял детали и ловил мелкие несоответствия. А палач, понимая, что на сегодня необходимость в нем вновь отпала, заскучал, как и молоденький писарь, так надеявшийся посмотреть на работу мастера.       После купца Олег ускоренным методом еще раз прогнал через допросную старых сидельцев кремля, из тех, кто так или иначе раскололся на предварительных допросах. Только на сей раз вопросы были по криминальной структуре Нищей Слободки. Дед, встретивший Евгения, был большой шишкой в их уголовном мире - по слухам - правой рукой самого пахана. Было и еще несколько ключевых фигур, но Дед, безусловно выше в иерархии. А самое удивительное, никто из сидельцев не знал - кто именно "работал" паханом. Во всем остальном подпольное сообщество ничем не отличалось от тех, что Худяков знал еще по опыту 20 века: устойчивые группы и одиночки, стихийно возникающие и также быстро распадающиеся банды. У каждого своя ниша: грабители и мошенники, сообщество перекупщиков, оборотни, что днем приличные купцы, а ночью - лесные разбойники. Были даже ватаги речных пиратов. И в тоже время - большая часть Слободки - обычная беднота, напрямую не участвующая в преступлениях, но обслуживающая авторитетов, и живущая крохами с их стола.       Во второй половине дня пришло сообщение от Шибалина. Его секрет отловил в лесу трех человек, один из которых подходил под описания разыскиваемых. И главное, при них была вторая винтовка с запасными патронами одного пропавшего бойца. Шибалин решил не светить в Торжке факт поимки разбойников и потому сразу переправил их в Силур. Афанасьев с ним согласился.    Со слов троицы - подручного Душильца и двух шестерок самого Деда, они должны были разведать пути отхода из города. Да, Душилец дал себя уговорить византийскому купцу - уж очень крупные деньги тот предлагал за одну винтовку, но перед акцией он все равно поставил в известность Деда. Молчание последнего, точнее - отсутствие прямого запрета, воспринял как разрешение и дальше действовал на свой страх и риск. Однако, усиление постов на воротах, непонятные приборы, показывающие даже на глубоко спрятанные мелкие железки и тотальный обыск всех выходящих за ворота, напугали убийцу и тот кинулся к Деду за защитой. Дед обещал помочь за одну винтовку и двойной комплект патронов. Он действительно не пропустил десяток княжих воев и показал тайный ход, ведущий под крепостной стеной, но Душилец и тут не рискнул идти первым, предоставив это право своему помощнику.    - Как твой хозяин узнает, что ты благополучно прошел? - спросил залогинский милиционер, оставшийся в Силуре у Шибалина и проводивший допрос.    Разбойник пожал плечами. Мол, что ж тут не понятного? Если нас поймают, то приведут обратно в город, куда ж еще? И об этом сразу станет известно.    Позже разбойник показал выход подземного лаза и Шибалин устроил у него засаду, однако ни ночью, ни утром следующего дня в ловушку никто не попался.    - Соврал гад. - сетовал следак. - Был у них еще какой-то способ оповещения - дымы какие-нибудь или еще что, сигнала нет, вот никто в лаз и не полез. Прячутся где-то в городе, заразы!          Торжок, 5 сентября 1237 года (вересень 6746 год)       Утром, ознакомившись с материалами расследования, Иванко предложил Афанасьеву радикальный способ решить проблему - выкатить всю технику и танками сравнять Слободку и ее обитателей с землей.    - Не! - возражал Арсений Николаевич. - Мне и одного прогона техники по городу хватило. Кабы я знал, что танкам в городе делать нечего, то и первого раза б не было. Танки любят простор и ровную поверхность. А у вас в каждом доме глубокий подпол, во дворе ледник, половина домов и вовсе землянки, а у меня танки хоть и тяжелые, зато - нежные. Чуть с улицы свернешь и тут же провалишься по самую башню. Чем потом тридцати-сорока тонную дуру вытаскивать? Да и не даст Шибалин, ибо глупость - по узким кривым переулкам за грабителями на танках гоняться.    - А як же тода? В Слободку без брони?.. Порежут усих.    - А мы не будем туда соваться. Я с Шибалиным договорился, оцепим вокруг, в начале основных улиц поставим пулеметы, ну и минометчиков подтянем. Ты то людей дашь? В оцепление? - заинтересовался Арсений Николаевич. - И, кстати, нужно будет по взрослому стрелять... Считай по безоружным людям.    - Тю! Это людины? - усмехнулся Иванко. - Якая городу от их корысть? И сами мыту не платют, и у добрых людин отбирают то, что в казну должно пойти. Добрых горожан в Слободке нема. Совсем. Даже бабы - либо гулящие, либо женки разбойников, а чаше сами воровки.    - Да? - Афанасьев с любопытством посмотрел на Иванко. - Где-то я уже слышал такую теорию. Ладно, с оцеплением поможем. Хотя, район твой, а мне ссорится с Новгородом не с руки, так что, первое слово за тобой будет. Мы так, на подхвате.    - Мне? Командовать? Твоими? - загорелся Иванко. - Добре!          Неизвестно где, 5 сентября силурийского периода палеозойской эры          Едва дождавшись открытия портала (тут давно все работало по расписанию, как рейсовый автобус) Афанасьев нырнул в Силур.    Шибалин одобрил уход новоявленного князя за спину новгородского посадника, ибо чисто полицейская операция против де юре - новгородских подданных, с которым только-только заключен мирный договор. А ведь Афанасьеву позже, перед приходом Батыя, нужно будет и другие княжества объединять. Вот возьмет командование на себя, а соседи потом припомнят, дескать, что ж ты мил-человек? Сам же клялся Новгороду в вечной любви и почти сразу его подданных "закопал". Но и убийство своих спускать нельзя. Те же соседи не поймут. Вот и крутись, как хочешь.    - Все верно... - Шибалин задумался. - Это же новгородская зона?    Афанасьев кивнул.    - Так точно.    - Вот и отлично! Дай порулить посаднику, а мы ему в подкрепление дадим стрелков и пулеметчиков. Само собой, только добровольцев. Ты особо не светись, но держи ситуацию под контролем. И дай своим жесткое указание, если аборигены начнут разбегаться в мирную часть города, туда огонь не открывать, даже если такой приказ поступит от самого Иванко. Пусть его стражники врукопашную разбойников вылавливают.    - Понял, сделаю.    - Второй момент. Ты в курсе про подземный ход из Слободки?    - Да, Валерий Петрович, мне уже доложили. Может взорвать его? Или пост поставим?    - Взорвать... Взорвать не хорошо. С одной стороны - яма будет, а зачем тебе лишнее укрытие на подступах к стене? С другой - это ж не штурм, когда счет идет на дни и часы. Ну, обвалишь несколько метров туннеля. Пройдет неделя-другая и местные восстановят все, как было. А то и быстрее, поскольку по рыхлой земле копать проще. Есть предложение залить бетоном. Что нам, бетона жалко? Сейчас Дмитрия напрягу и через портал туда раствор выльем. Лаз узкий, мои бойцы обследовали метров на двадцать-тридцать - сначала на карачках, это где деревянные перекрытия и подпорки, а потом и вовсе сужался - просто нора в земле между камнями. Дальше ползком не рискнули, ибо в случае чего - и не развернуться. Так что, думаю, пару цементовозов хватит. Сейчас распоряжусь.                Дмитрий воспринял приказ найти порталом туннель без энтузиазма.    - В твердой земле портал не открывается, то есть пытаешься открыть, а ничего не происходит. Вот и думай - то ли на три метра ошибся, то ли на три сантиметра.    - Ну ты уж как-нибудь. - просил стоящий рядом Афанасьев. - Вон, и машинки с бетоном подъехали, и бульдозер валун прикатил. Стражники вместе с моими бойцами выступили в оцепление. Самое время эту дырку заткнуть.    К средневековому порталу подошел Саня.    - Проблемы?    - Да, никак тоннель не можем нащупать. - ответил Дмитрий.    - Пробовал от самого входа?    - А как же. Беда в том, что лаз узкий и петляет сильно, а перекрыть нужно где-нить по середине, поближе к стене.    - Ладно, Димон, давай я сам попробую. А ты иди к 93 году, там сейчас пара эшелонов с танками пойдет. И еще, Фролов просил к обеду все начальство у штаба собраться. Какое-то сообщение двинуть хочет. Вам, Арсений Николаевич, было распоряжение прибыть в первую очередь.    - Да? Странно. Что же там может быть? У меня же сейчас вся операция начнется...    - Увы, без понятия. Но что-то очень важное.    Несколько минут ушли на рокировку операторов и вот уже Саня начал двигать портал - от лаза на поверхности и буквально по сантиметрам проникая внутрь, чтобы не потерять ход. Иначе придется все начинать сначала. Беда была в том, что ход располагался с северо-востока на юго-запад, поэтому "зеркало" портала открывалось не перпендикулярно, а наискось. А одновременно "скакать" по двум направлениям вперед-назад и вправо-влево, чтобы поймать следующий кусок "свободного пространства" было сложно. Наконец Саня достиг самой нижней точки и отогнал дыру на несколько метров назад. Афанасьев предположил, что где-то тут, над ними, должна стоять городская стена. Дернули тракториста. Тот, пока Димон, а потом Саня нащупывали лаз, успел задремать под глухой рокот холостого хода. А чего? Солдат спит, служба идет. Проснувшийся красноармеец добавил газу и двинул валун весом под тонну в открывшееся окно. Однако затолкать камень целиком не получилось. Он уперся в противоположную стенку, сломал деревянную обрешетку и замер. Едва тракторист отъехал, Саня закрыл портал, обрубив торчащий в силуре кусок валуна, и тут же открыл окно за камнем. Туда засунули толстый гофрированный шланг и первый цементовоз потихоньку поднял свою бочку. В тоннель неспешно потек раствор бетона. Емкость опорожнилась, на место первого Камаза подъехал второй, но не успел толком начать слив, как раствор потек в силур. Кран тут же перекрыли.    - Все, заполнили дырку под завязку. - сказал Саня, закрывая портал.    Афанасьев в это время рассматривал обляпанный цементом кусок валуна:    - Чистый срез, почти зеркальный, как полированный. Эх, нужно бы еще ближе к выходу камень затолкать, тогда б больше бетона влезло.    - Да ладно, Арсений Николаевич, и так нормально. Если и будет сверху щель, так сантиметров десять-пятнадцать. Только крыса просочится, а люди точно не пролезут. Начнут сверху копать - фундамент стены посыплется. Не, тут не пролезут. Быстрее новый туннель построить, чем этот исправить.    Ну, дай то Бог... Ладно, я в Торжок, начинаем зачистку Слободки. Во сколько нужно к штабу прибыть?    - Фролов просил к обеду. Значит к двум.    - Хорошо, буду. Окно не забудь открыть.    К средневековому порталу чуть раньше подошла рота красноармейцев со штатным вооружением, пулеметами и двумя минометами. Пока шла заливка, красноармейцы расположились рядом, уселись на землю, курили, травили байки. Бойцы 1 роты не раз несли патрульно-постовую и караульную службу в городе и потому обстановку представляли достаточно хорошо, многие знали и погибших красноармейцев - бойцы из второй роты Семецкого часто пересекались и на ученьях, и на отдыхе. Они были согласны с тем, что Слободку давно пора зачистить от вредных элементов. Сами не раз сталкивались. Хотя раньше до убийств не доходило. Афанасьев поприветствовал комроты Казанцева, отвел его в сторонку, кратко переговорил, объяснив ситуацию. Саня перевел портал в Кремль, и после того, как Казанцев скомандовал "подъем" и рота двинулась, дождался прохода последнего бойца и захлопнул окно. Трактор и оба цементовоза уехали на базу еще раньше.    "О! Составы пошли в 41 год. Сколько ж танков туда переправили? Неделю уже идут. Не иначе фроловские приятели танковую дивизию перекупили. Пойду, гляну, может кто в курсе, по какому поводу сегодня большой сбор будет?" размышлял Саня, направляясь к штабу.          Торжок, 5 сентября 1237 года (вересень 6746 год), полдень          Едва Афанасьев вошел в свой кабинет и включил рацию, посыпались доклады по обстановке в городе. Еще утром, после допроса дедовских шестерок, когда стало ясно, что последняя винтовка все еще находится в Слободке, он приказал снять усиленные посты с ворот и оттянуть их к криминальному району. Красноармейцы вместе со стражниками пока не чинили особых препятствий свободному перемещению горожан, лишь выборочно проверяя особо подозрительные повозки и длинномерные грузы, в которых можно было спрятать оружие. Как и предполагал Арсений Николаевич, такой подход разбойников не встревожил, наоборот Дед и его подручные уверовали в свою безнаказанность - дескать, боятся афанасьевцы сунуться в логово, а винтовка может и полежать в укромном месте день-другой. От нее не убудет.    Первые симптомы беспокойства стали проявляться ближе к полудню, когда посты резко усилились красноармейцами. На крышах сараев, расположенных в створе длинных улиц и переулков, появились пулеметные точки. У центральной, самой широкой улицы, выходящей из Слободки, четверо бойцов под командованием старшего сержанта устанавливали два немецких миномета. Тогда же посты стражников перестали выпускать горожан. То есть войти в криминальный район можно, выйти - нельзя. Ни с вещами, ни без. Как объясняли стражники, пока нельзя. Сейчас приедет начальство и все объяснит, потерпите немного. Впрочем, на мальчишек и женщин запрет не распространялся. В одном из переулков собралась кучка из десятка человек, которые пошли буром на оцепление. Стража закрылась щитами, выставив вперед мечи и метательные сулицы, с которыми на узких улочках орудовать сподручнее, чем длинным копьем. Люди отпрянули, но расходится не стали. Наоборот, к ним присоединяли новые и новые жители, попавшие в осаду. Внезапно из переулка выскочила стайка мальчишек, сообщивших, что к центральной улице подскакал Иванко и что-то там вещает. Толпа сразу хлынула туда, послушать, что скажет начальство.    На центральной улице, перед ощетинившимся оцеплением, толпа перевалила за сотню. Из-за спин своих стражников, Иванко в полном боевом доспехе, гарцуя на кобыле, через мегафон разъяснял ситуацию: пока жители Слободки не вернут последнюю винтовку и не выдадут трех оставшихся убийц, отсюда никто не выйдет.    Народ зароптал, в стражников полетели камни. Иванко дал отмашку стрелкам и пулеметчику. Красноармейцы сделали предупредительный залп в воздух, пулеметчик тоже пустил короткую очередь поверх голов, хотя и зацепил некоторых любопытных, расположившихся на крышах и высоких заборах. А лучники посадника били на поражение. Толпа резко отхлынула, оставив на улице несколько человек, корчившихся от ран. Однако это не остудило ее. Наоборот, жители в глубине улицы из подручных средств - досок, жердин и столбов от заборов, лавок и просто снятых с петель ворот - принялись сооружать нечто вроде баррикады. Пока народ просто таскал всяких хлам, Иванко особо не беспокоился, но едва баррикада поднялась с человеческий рост, как за ней появились лучники, посылающие стрелы в стражников. Стрелков было немного, чуть больше двух десятков, зато - отменных. Первые же стрелы ранили стражников, имевших неосторожность высунуться из-за щитов. Красноармейцы же изначально не маячили на открытом пространстве, а после полета первой стрелы и вовсе рассредоточились, как их учили последний месяц. Каждый нашел себе укрытие - забор, угол дома, крыша сарая, и изготовился к бою, ожидая приказа. Стражники наоборот, так и остались в оцеплении, закрывшись щитами, впритык поставленными друг к другу. Несколько раненых, получивших стрелу в ногу, до того как щиты поставили на землю, отползали в соседний переулок. Иванко соскочил с лошади и, глядя на красноармейцев, тоже укрылся в переулке. Он подошел к командиру минометчиков и попросил снести баррикаду. Тот сделал отмашку бойцам, пустившим четыре мины, коими развалили сарай, снесли забор и, хотя саму баррикаду не разрушили, но лучников проредили и разогнали оставшихся бунтарей. А после того, как в дело вступили редкие винтовочные выстрелы, вперемешку с короткими пулеметными очередями, разбежались даже зеваки, пришедшие не воевать, а просто поглазеть.    На поле боя наступило затишье.    Как потом стало известно, примерно такой же сценарий произошел и на других участках, разве что народу с обеих сторон было существенно меньше, и минометов не использовали.       Спустя час после полудня военные действия так и не возобновлялись. Афанасьев связался по рации с посадником и предположил, что сейчас в Слободке идет междусобойчик - выдавать или не выдавать убийц. Пока есть время - предложил сменить своих и новгородских бойцов, отведя уставших на отдых, а еще через пару часов повторить ультиматум, дескать, если до заката требование не будет выполнено, будем сносить весь район. Уведомил, что сам отбывает к Шибалину, вернется - скорее, к закату, в момент истечения срока ультиматума. А пока Иванко все вопросы может решать с Юрой Семецким, оставшимся за старшего.          Неизвестно где, 5 сентября силурийского периода палеозойской эры, полдень          В 14:00 штабе собрались все попаданцы из 93 года и командиры красноармейцев от ротных и выше. От немцев присутствовал Гельмут Штаудер.    - Вроде, все собрались. - Шибалин окинул взглядом присутствующих. Начнем, пожалуй. Николай Петрович, Вы нас собрали, Вам и первое слово. Что у нас плохого случилось?    - Что плохого? Да все плохо. Вы в курсе, что у вас назревает недовольство, которое может вылиться в бунт?    Гельмут вскочил и попытался что-то возразить, но Фролов посадил его:    - Речь не про твоих, Гельмут. Хотя и у ваших брожение идет, но сейчас я про наших говорю. Почему я, постоянно находясь в 1941 году в курсе ваших событий, а вы, отцы-командиры - нет?    На этих словах удивились присутствующие командиры Красной Армии, типа, ничего такого они пока не замечали.    И лишь Серега совершенно спокойно и даже несколько мрачно смотрел на майора НКГБ.    - Лейтенант Кларкунов, у тебя есть какая-то информация?    - Нет, что Вы, Николай Петрович. В отличие от Вас, у меня нет возможности перлюстрировать почту красноармейцев, ежедневно уходящую на материк. Так что я целиком доверяю Вашей информации.    - Но-но! Разговорился... Так вот, сколько раненых и больных взято из лагерей и в ходе боев за Лепель?    - Полторы тысячи. - ответил Шибалин. - Большая часть еще в лазарете, но есть и выздоравливающие.    - Вот! - Фролов поднял палец. - А вы спрашивали их согласие на перевод сюда?    - Какое согласие? - возмутился Шибалин. - Даже у тех, кто был в сознании, никто ничего не спрашивал, ибо обстановка там предполагала - либо к нам, либо в землю. Не мог Залогин тащить с собой обоз с ранеными.    - Я все это понимаю, и даже согласен - возразил Фролов. - Но что ты потом с ними разъяснительную работу не провел? А люди только сейчас осознали, что находятся на "том" свете и возврата к прежней жизни не будет ни при каких обстоятельствах.    - Разрешите вопрос. - поднял руку летчик Филатов, и дождавшись разрешительного кивка Фролова, продолжил. - А среди тех, кто осознанно перешел сюда или ушел в Торжок, тоже есть недовольные? Я имею ввиду красноармейцев и гражданских.    - Наоборот, среди, скажем так, добровольцев, ворчащие встречаются, но недовольных нет. В целом, они знали, на что шли, хотя и здесь не все считают средневековый Торжок привлекательным для жизни местом.    - Так, не вопрос. - сказал Шибалин. - Проведем разъяснительную беседу и... Постой, Николай Петрович, мне почему-то кажется, ты уже подобрал им место жительства?    - Я? Я ничего не подбирал... Скажем так, есть мнение. - Фролов смутился, потом показал пальцем вверх. - Сверху, собрать всех недовольных и отправить... в 1993 год. Там через месяц начнется заваруха. Нужно помочь нашим - взять власть в свои руки.    - Кому помочь? - удивился Шибалин. - Верховному Совету? Пфе! Шило на мыло!    - Нет. Помочь следует третьей силе, которая сейчас создается. Если красноармейцы недовольны благостной жизнью в здешних тепличных условиях, значит, они готовы драться за Советскую Власть. И не важно - в 1941 ли году, в 1993.    Саня толкнул Серегу локтем и прошептал:    - Стопудово, товарищ Сталин предложил, а Фролов не смог отказаться. Интересно, как он полторы тысячи людей легализовать будет?    - Хороший вопрос. - ответил Серега и тут же поднял руку. - Товарищ майор Государственной Безопасности, а как эти полторы тысячи будут легализованы в Российской Федерации?    - Почему полторы тысячи? - удивился Фролов. - Сильно недовольных всего две - три сотни, еще столько же колеблющихся, остальных пока все устраивает. Но с одной стороны эти три сотни - как закваска, могут заставить бродить всех остальных. И тогда получите полторы тысячи злых вооруженных мужчин. А оно вам надо? С другой стороны, "довольные" нам самим не нужны, ибо в 93 от них толку не будет, пусть у вас остаются. А легализовать... Если получится, то вопрос снимается сам собой, если не получится... В Югославии идет война, которая, как вы уже все знаете, закончится вторжением стран НАТО. Сейчас там с удовольствием принимают добровольцев из России. Наши бойцы могут с одной стороны - помочь братьям - сербам, с другой, спустя пару-тройку лет вернутся с нормальными документами и обрубленным прошлым. А уже в России вольются в ряды той самой третьей силы, которая продолжит борьбу за возрождение Советского Союза.       - Тю! А я то думал, чего такого случилось... - пробормотал Афанасьев.    - Да ты вообще, помолчал бы - Фролов все же услышал тихую реплику Арсения. - Был красный командир, а стал князем, эксплуататором!    - Не надо инсинуаций, Николай Петрович. - обиделся Афанасьев. - Я как был членом партии, так им и остался. Комендантом меня назначил товарищ Шибалин с полного одобрения Иосифа Виссарионовича. То, что меня князем местные зовут, так это традиция, не более. Они просто не поймут другого термина!    - Вы не правы, Николай Петрович! - поддержал Шибалин Афанасьева. Арсений Николаевич проводит индустриализацию, колхоз основал, школу открыл, в которой учат по советским учебникам и советские же учителя! Какой он эксплуататор? Восьмичасовой рабочий день, даже для рабов! Налоги снизил, нападение Литвы отбил, вчера византийского шпиона поймал!    - Только это и спасает! - ответил Фролов. - Товарищ Сталин внимательно следит за действиями в средневековье. Подумаешь, людей я у него забираю. Сразу на дыбы встал!    - Николай Петрович, про каких людей Вы говорите? Выздоравливающие? Так я на них и не рассчитывал, а среди моих бойцов - недовольных нет!    - Ладно, успокойся, проехали. - ответил Фролов.    Арсений пытался еще что-то возражать, но был остановлен Фроловым. Николай Петрович и сам понял, что со словом "эксплуататор" несколько перегнул палку. Чтоб как-то примириться, продолжил:    - У нас сейчас на подходе вертолеты, само собой б/у-шные. Основная партия опять пойдет в сражающийся Советский Союз, но несколько штучек можно и вам оставить. Второй момент - люди. В том числе те, кто не желает оставаться в "свободной России", но и не горит попасть в 41 год. Я, наверное, уже говорил, что таких немало. Раньше мы их отсеивали, а сейчас стали собирать. Так что ждите. Далеко не все они специалисты, но, тем не менее, надеюсь, пристроите к делу. Заодно сами определитесь. Я имею ввиду своих современников из 93 года. Как вы знаете, окно в 41 год продолжает катастрофически сужаться, кто хочет к нам - милости просим. А то поезд может уйти без вас.    - Николай Петрович, время пока есть, но подумаем. - за всех ответил Шибалин.    - Вот же ж, демократы хреновы! - выругался майор НКГБ. - Напугали народ сталинизмом да ГУЛАГом. И кто? Поймите, озлобленные на родную историю интеллигенты и очевидцы ГУЛАГа, написавшие про тамошнее житье-бытье - это сильно разные люди. У Льва Разгона, к примеру, нет ничего мрачно-озлобленного. Прочтите на досуге! Он демонстрирует хорошую приспособляемость к обстоятельствам и не теряет интереса к жизни. И других писателей-сидельцев тоже очень трудно заподозрить в дикой ненависти к системе. Их повести показывают мучителей, как нечто типа мебели. Одновременно, практически все отмечают странные вспышки человеческих чувств даже у сатрапов Ежова. Вспомним, например, рассказ артиста Жженова "Саночки". Сторожевые собаки, и те порою демонстрировали величайшие примеры гуманизма, тот же кобель Дон в "Верном Руслане". А если внимательно изучить произведения свидетелей ГУЛАГа, и более обще - тему сталинского времени, то незамутненному демократией взгляду мгновенно откроется удивительная вещь писатели там упиваются не гадостями с мерзостью, как стало модно в перестройку, а как раз странным проявлениям человеколюбия и высокой нравственности у людей, загнанных жить в Преисподнюю. Ну, разве могут такие люди ненавидеть родную страну? Нет, это удел других - так называемых интеллигентов, жизнь которых прошла в холе и неге, никакие потрясения всерьез их не коснулись, а жизнь - на излете. Отсюда и озлобление. А вы поддались! Здесь, в 41 - настоящая жизнь, а в остальных эпохах - прозябание.    - Николай Петрович, мы подумаем. - повторил Шибалин.    - Ладно, думайте. В этой связи, третий вопрос. Повторяю в который раз. Ни каких самостоятельных прогулок в 41 году. Даже не пытайтесь. Окно задействовано для перевозок и только для них. Лишь изредка снабжение армии Залогина. Они, кстати, опять собираются под Вилейском, полностью освободили район и провозгласили Советскую власть. Впрочем, там кругом болота, оккупантов и так немного было...    - Мы туда уже не добиваем. - кинул реплику Саня.    - Я знаю. Именно потому Залогин хочет отправить раненых поближе к Борисову, где вы их заберете, а сам пойдет на юг, в обход Минска. Там есть один участок, хотя портал уже не достает, зато имеется свободный кусок железной дороги, второй конец которого пока в зоне действия портала. Немцы этой дорогой не пользуются, ибо для них она тупиковая из ниоткуда в никуда, а для нас - самое то. Можно отправить пару эшелонов в помощь партизанам. Опять же раненых забрать, громоздкие трофеи. Но это позже, в рабочем порядке, когда Залогин займет нужную точку.    Саня пожал плечами, мол - без проблем. Как только, так сразу и тут же задал давно мучавший его вопрос:    - Николай Петрович, а какова все же обстановка в СССР?    - А газеты я для кого таскаю?    - Газеты... Только "Правда", да "Известия", вроде пачки большие, а коснись - все за один день одной и той же недели, да и не пишут там многих подробностей. К тому же у нас много курящих красноармейцев. Нельзя ли своими словами, в сравнении со знакомой нам историей?    - А какие тебе подробности нужны? Что Хрущев пал смертью храбрых, я уже говорил. Предателей и будущих перерожденцев тоже почистили и в партии, и в армии, и в народном хозяйстве. Причем, не в лагеря, ибо пока вроде как не за что, а там, на руководящие должности, но с понижением и подальше от центра. Королев получил амнистию, сейчас возглавляет КБ, Курчатов идет с опережением графика, если по нашей истории судить. Потому что я к нему наших ядерщиков пристроил, тех что в перестройку оказались без работы. Некий сенатор США Гарри Трумэн попал в автомобильную катастрофу. Лео Сцилард внезапно умер от сердечной недостаточности, а Нильс Бор, наоборот: плывет из Копенгагена через Швецию на подводной лодке и со дня на день должен появиться в Ленинграде. Да, кстати, ни о какой блокаде Ленинграда сейчас не может быть и речи: группа армий "Север" прочно застряла на линии Нарва - Новгород. Киев немцы взяли, но за Днепр пробраться так и не смогли. Сейчас самые ожесточенные бои идут за Крым - там, к сожалению, ситуация пошла по сценарию нашей реальности, ибо напрямую из портала мы ничем помочь не можем - далеко очень, а новую технику до зимнего наступления командование светить не хочет. Полагаю, в этой истории не будет Сталинграда, вместо нее грянет Киевская битва, примерно с теми же последствиями. Но это ближе к зиме. Сейчас идет перевооружение и обучение. Оборудование, что гоним из 93 года, монтируется, налаживается и запускается. Да, чуть не забыл, под Зеленоградом смонтировали комплекс для производства интегральных микросхем, отлаживают, через месяц-другой начнут выпуск, и уже готовят комплекс для производства электроники. Некоторое количество сырья взято из 93 года, но за Уралом уже организована добыча всего необходимого. Благо, карта минеральных ресурсов пошла в работу в первый же день нашего взаимодействия с 41 годом. Помимо блоков и отдельных компонентов для портативных раций, и некоторых других приборов, развернут производство калькуляторов, а затем и самих компьютеров типа ДВК-3. Комплекты этих ЭВМ уже вовсю используются и в штабах, и в промышленности. Мы же, если помните, чуть ли не первым эшелоном отправили тысячу штук, а потом еще несколько составов. Ты, Саша, не смейся, ДВК, конечно, не как твой ноут, фильмы на нем не посмотришь, но для середины 20 века - величайший прорыв!    - Что Вы, Николай Петрович, я не смеюсь. Это я просто так, радуюсь    - Радуешься? Тогда у меня к тебе персональный вопрос. - Фроловов махнул рукой в сторону Арсения. - Сиди, Арсений, сиди, тебя тоже касается, а может даже в первую очередь - тебя. Успеешь своих уголовников погонять.    Афанасьев пожал плечами, мол, он и не собирался уходить, поскольку не было команды расходиться. А Фролов уставился на Саню с Димоном.    - Молодые люди, в свете возможного скорого закрытия портала вы не собираетесь мне что-нибудь рассказать?    Дмитрий пожал плечами, дескать, чего такого нового он может знать, о чем не знают все остальные. А Саня удивленно посмотрел на Серегу.    - Ну уж от тебя я никак не ожидал!    - Саня, ей Богу, ни сном, ни духом! - ответил не менее удивленный Серега.    - Оп-па! - воскликнул Фролов. - Значит и Кларкунов в курсе? Ну-ка, голуби сизокрылые, колитесь быстренько.    - Да о чем? - удивился Дмитрий.    - А Александр уже догадался - о чем! Как портал открывается!    Саня начал опять чего-то мямлить про флэшки, ноут и прочую ерунду. Присутствующие с интересом уставились на операторов портала. А Фролов рассмеялся.    - Наивный чукотский вьюнош! Ты думаешь, я эти непонятки по самому важному делу оставлю без внимания? Да я уже через неделю доподлинно знал что и как. Просто меня полностью устраивало именно ваше постоянное присутствие у портала. Чем больше человек занят делом, тем меньше остается времени на всякие глупости. А знаете, почему просил без меня в 41 год не соваться? Особенно ночью? Да потому что с нашей стороны под Торжком весь ученый совет тусуется. И опыты проводит! Днем портал "гуляет" на нашей территории, зато ночью на месте стоит. Трех операторов нашли, которые портал видят, а один раз даже открыть сумели. Надо сказать, один из этих уникумов ваш воин. Он раньше у князя Всеволода в дружине был. Арсений, помнишь пленных дружинников, что нам отдал? Вот один из них! Но вы молодцы, три месяца всех за нос водили. Кроме меня. А ты, Кларкунов, давно узнал их тайну?    - Давно. С момента, как меня стрелой ранили, а Саня, вытаскивая, забыл ноут включить.    - Да он и сам уже умеет портал двигать. - добавил Саня. - На малых окнах тренируется.    - На малых? Каких малых?    - Есть еще несколько дырочек в разные эпохи.    - То есть, что же это получается... - до Шибалина только что дошел смысл пикировки Фролова с Саней. - Каждый из нас сам может открывать этот портал?    - На счет "каждый", я сильно сомневаюсь. - возразил Фролов. - Но таких операторов даже у вас - гораздо больше двух. Лейтенант Кларкунов, с сегодняшнего дня вы поступаете в распоряжение группы ученых из 41 года.    Заметив кислую физиономию Сереги, готового возразить, майор Госбезопасности продолжил:    - На время, Сергей Константинович, на время. И без разговоров. Как только обучишь трех операторов - свободен. Можешь возвращаться в Силур или бежать в средневековый Торжок. А тебе, Валерий Петрович, тоже рекомендую поискать операторов среди своих. Тем более, учителя есть. Это нам приходилось методом математического тыка орудовать. На этом совещание закрывается, все свободны. Лейтенант Кларкунов, следуй за мной. И давай, рассказывай. Что там за малые окна, куда ведут и какая от них польза может проистекать.             Вечером того же дня, пропустив очередной состав, Фролов попросил Саню не сворачивать портал. Вскоре к открытому "окну" на бывшей военной базе подтянулись приятели Фролова, Между ними завязался какой-то спор - что-то кто-то кому-то не додал. Саня отошел в сторону, чтоб не мешать "секретному" разговору, хотя отдельные фразы все же до него долетали.    - Коля, ты никак не можешь понять, - повысил голос один из пенсионеров. - Взять стратега на той же Украине не проблема, Лаврентий Павлович для этого золота дал выше крыши, проблема сюда его просунуть.    - Гриша, их же все равно пилить будут. Причем, грубо, как попало, а если сейчас аккуратно, не торопясь, по шву. Как там их собирают? Клепают или сваривают? Вот по этим швам.    - Коля, даже если крылья оторвем, все равно корпус не пролезет. Придется и крылья отдельно, и моторную часть и хвост. Высота тоже никуда не годится - 14 метров! А у тебя окно - шесть!    - Гриша, все понимаю, но их очень Лаврентий Павлович просит. Хоть парочку, пусть частями в мелких ящиках. Соберем, как-нибудь. Главное, чтоб движки и электроника уцелели, остальное железо, полагаю, если будет сильно запорчено - можно попробовать заново изготовить. Их же как-то ремонтируют, какие-то детали меняют.    - Коля, не получится. Если б было все так просто, не возили бы крупные детали с другого края света. Как раз, с турбинами намного проще - их и без самолета заказать можно. Вроде как для замены. Совсем новые. И электронику ту же. А корпус только в цеху можно собрать.    - И все же, попробуй, Гриш. Я ж обещал уже.    Приятель усмехнулся.    - Да сделаем. Порежем пару "Лебедей" на куски, по размеру платформ и привезем. Жалко, что ли? Золотишко ж все равно не свое. Только сразу говорю - не получится у вас ничего. Сейчас такое время, не то что стратега боевые корабли можно покупать. К примеру, фрегат "Гетман Сагайдачный" - под натовским флагом плавает, "Севастополь", "Днепропетровск" и "Николаев" проданы. Корветы "Луцк", "Винница", "Тернополь" и "Хмельницкий" - стоят без команд, ржавеют, давно требуют ремонта, но никто не чешется. Постоят, постоят да продадут, либо порежут на металлолом. Для подлодки "Запорожье" и трех тральщиков ищут покупателя. Хочешь, забирай! Тоже порежем и частями.    - Не, на корабли заказа не было, да и не пролезут они.    Накал диалога несколько снизился и дальнейший разговор проходил на полутонах. Саня заскучал, начал раскуривать вторую сигарету, как внезапно его окликнул тот самый "Гриша".    - Молодой человек, можно Вас на минуточку.    - Всегда пожалуйста.    - А скажите ка мне, дотянется ли Ваше "окно", скажем, до Ленинграда?    - В 93? Должно. Тут по прямой меньше 600 километров. А что? Будем брать питерских бандитов?    Фролов и его приятели засмеялись.    - Нет, с бандитами у нас пока перемирие. Тут другое. Скажите, Саша, Вы слышали что-нибудь о кладе в Ленинграде, столовое серебро Нарышкиных?    - Да, что-то слышал. Было такое. Но его ж, вроде как изъяли?    - Изъяли у Вас, в вашем времени. А Лаврентий Павлович изъял в своем второй комплект. Полагаю, и у нас, в 1993 году на том же месте преспокойно лежит третий комплект. Возьметесь очистить помещение?    - Спрашиваете! Конечно! А точный адрес имеется?    - Разумеется!    - А сами, стало быть, никак? - вставил Фролов.    - Увы, Коля. Думали, ходили вокруг, да около. Прежде чем начать выносить такую прорву серебра, нужно как минимум ломать стены, а для этого предстоит выкупить здание и отселить все лишние глаза и уши. То есть, овчинка выделки не стоит. Так что, вот тут списочек, не только этого, но и других мест, куда можно дотянуться. Точно указано - где, что и сколько.    Григорий передал Сане три страницы машинописного текста.    - Ого! Откуда?    - От вас, точнее, с ваших интернет-форумов кладоискателей.    - Как от нас? У вас же нет канала... Ах, да... Ваши коллеги, которые сейчас обитают в моей квартире?    - Удивительно догадливый молодой человек. - засмеялись пенсионеры.    Приятели уже совсем было собрались попрощаться, но тут подкатил Лэндровер Шибалина. Едва заглушив мотор, Валерий Петрович выскочил из машины.    - Минуточку! Здравствуйте, товарищи!    - Здравствуйте, Валерий Петрович. - дружно ответили пенсионеры. - С чем пожаловали? Очередная просьба? О чем?    - А я вижу, поезд давно прошел, скоро обратно будет возвращаться, а Сани все нет и нет, Ну, думаю, пора. Давно хотел с Вами переговорить, да Николай Петрович все шифруется, на Вас не выводит.    - Что такое?    - Пожаловаться хочу. Николай Петрович мне когда еще вертушки обещал? А все нету и нету. Когда будут?    - Коля! - воскликнул один из пенсионеров. - Мы ж специально оговаривали, два МИ-4 идут Шибалину!    - Ну не сложилось. - Фролов занервничал. - Их Лаврентий Павлович забрал. В обмен обещал отдать станок для чеканки монет. Да что вы привязались с этими вертолетами. Сколько в Прибалтике вертолетов от Советской власти стоит? Хоть сейчас иди и забирай. Прибалтов не жалко. А за эти машины - деньги плачены.    - Коля, с каких это пор ты стал чужие деньги считать? - возмутился второй пенсионер.    - Это деньги советского руководства, ведущего тяжелейшую войну. Фролов поднял палец. - Я, между прочим, за каждый грамм золота, за каждый брюлик лично перед Лаврентием Павловичем отчитываюсь!    - Эка, куда хватил. - вставил Григорий. - А то, что кладов передал? Там не меньше тонны золота и камешков?    - И все равно. Если можно взять те же вертушки у прибалтов бесплатно, то почему моя страна должна выкладывать за них деньги? - упорствовал майор госбезопасности.    - Николай Петрович, там же винт не пролезет. - вставил Саня. Разбирать нужно, а если воровать, то на съем винтов времени нет.    - Эка невидаль! Порталом отрежь! А лопасти я тебе потом целый вагон привезу.    - А что? - Шибалин задумался. - Это мысль. Может сегодня ночью и попробуем?    - Гриш. - Фролов обратился к своему приятелю. - Ты можешь дать раскладку по прибалтийским аэродромам? Где какая техника стоит?    - Сейчас не скажу, но через часик-другой... Попробуем. Полную раскладку, конечно, не дам, но основные места укажу. Хотя, полагаю, лучше бы вам в своем времени пошерстить. Говорят, НАТО-вская техника получше, чем старенькие МИ. А аэродромы наверняка на тех же местах стоят.    - Сомневаюсь, что для летунов лучше - чужая, которую замучаешься осваивать, или старая привычная. А вот сигнализация на сто процентов - будет лучше, чем в 93 году. Но это ладно, решим в рабочем порядке. У меня другой вопрос. - добавил Шибалин. - Николай Петрович сказал, что под Зеленоградом смонтировали комплекс по производству микросхем. Нельзя ли такой же и нам поставить?    Фроловские приятели заулыбались.    - Понимаешь ли, в чем дело, Валерий Петрович. - начал один из них. Комплекс поставить можно, не проблема. Вопрос - где сырье будешь брать?    - А что с сырьем? - удивился Шибалин. - Там, вроде как кремний нужен, то бишь - песок обыкновенный, так его тут...    - Э, нет. Кремний - это для подложки кристалла, а для основных элементов необходимы: галлий, стронций, германий, рубидий и еще куча щелочных и редкоземельных металлов. Само собой, их нужно то всего ничего, крохи, но без них никак. У тебя, насколько я знаю, вообще ничего из этого нет, а у Афанасьева... Все запасы в Китае. Плюс немного в Сибири, на Кавказе кое-что есть. Но для средневековья - что Китай, что Сибирь - пока недосягаемые территории. А так - пожалуйста.    - А Кавказ?    - Кавказ? Там не совсем месторождение. Просто в поднефтяных погребенных водах очень высокое содержание всех нужных для электроники элементов несколько миллиграмм на литр. Однако, как их извлекать? До перестройки велись работы, и даже результаты были, но до промышленного производства дело не дошло. Единственное - йод и бром в товарных количествах получают, и даже завод в Азербайджане запустили, а остальное - увы. Но там - есть инфраструктура - разведанные месторождения, скважины с качалками, трубопроводы, цеха для производства нужных химреактивов, люди, в конце концов. А у тебя? Кого в средневековое Баку пошлешь? На чем? Давай, вместо электроники мы тебе комплект железа навалим и движок - все детали от речной самоходной баржи типа "сделай сам". Водоизмещением 80-100 тонн. И людей дадим. Судостроительный закрылся, рабочие не знают куда им деваться. Электростанция у тебя есть, электросварщики, монтажники, дизелисты - будут. Слесари, токари свои имеются. Верфь, конечно, для начала нужно будет строить, а в остальном... Если все сложится, через пару месяцев будешь плавать.    - Тогда два комплекта баржи. А лучше три - мне и Афанасьеву.    - В Баку поплывешь? - засмеялся пенсионер.    - Кстати, о Баку... - прервал приятеля Фролов, обращаясь к Шибалину. Я сейчас к себе возвращаюсь, от Афанасьева есть какая-нибудь информация? Что докладывать по сегодняшнему ЧП?    - Усиление вернулось, бандиты сдали убийц и последнюю винтовку. ответил Шибалин, - Вот только допросить их не представляется возможным.    - Это почему? - удивились все присутствующие.    - Им выкололи глаза и отрезали языки. Чтоб никого не опознали и не оговорили. В ультиматуме Афанасьев требовал убийц живыми, а на счет "невредимыми" - упомянуть забыл. Больше, к сожалению, ничего не знаю, все подробности - завтра.    - Вот, заразы! - воскликнул Фролов. - Просто звери какие-то...    - Да, уж. - усмехнулся его приятель, стоящий за "окном". - Нужно бы им сделать внушение на счет гуманизма, человеколюбия и прочих либеральных ценностей.    - Проще всего боеприпасом объемного взрыва. Сразу все правильно поймут. - поддержал второй пенсионер.    - Поймут немногие, только те, кто выживет. - добавил третий.          Запад Белоруссии 10 сентября 1941 года       Армия Залогина на целый месяц - со второй половины августа и по середину сентября свернула боевые действия и растворилась в лесах на огромной территории от Лепеля до Барановичей. Дело близилось к осени, небо затянули тучи, начались затяжные моросящие дожди. С одной стороны, это радовало - немецкие самолеты практически не летали, а в редкие погожие дни им было не до партизан - все силы уходили на фронт. С другой - постоянный моросящий дождь не позволял просушить одежду, осложняя и без того тяжелый лесной быт. Редко кому из отрядов и отделений удавалось устроиться в заброшенных охотничьих избушках или удаленных хуторах. И армия занялась обустройством инфраструктуры. Каждому батальону, роте, взводу была отведена своя территория. Бойцы, за исключением особо оговоренных боевых разведгрупп, зарывались в землю - строили теплые землянки, устраивали тайники и захоронки, сооружали продуктовые склады, прятали амуницию, снаряжение. Первое время из Силура шли поставки котелков, ведер, баков, ложек, сапог, гимнастерок, шинелей. По мере сворачивания дальности "окна", заготовка, в основном продуктов, ложилась бременем на местных жителей. Командиры рот и батальонов находили в стороне от крупных дорог и городов поселения, до которых немецкие заготовители еще не добрались. Нередко там продолжали работать председатели колхозов и сельсоветов. В таких случаях Залогинцы, имея на руках документы из Москвы, обязывали сдавать в отряды зерно, муку, картошку в счет госпоставок. В селах, где местное руководство разбежалось сами организовывали крестьян на уборку урожая. Само собой, не всем это нравилось. Ведь бывшие колхозники уже считали нынешний урожай своим собственным и дело иногда доходило чуть ли не до драк. Залогин и его доверенные мотались по районам, разъясняли, что немцы все равно все отберут и, мало того, за утаивание будут расстреливать. Пресекали случаи вопиющего мародерства со стороны партизан, когда командир того или иного взвода начинал шерстить личные закрома селян, наказывали своих и договаривались с крестьянами, компенсируя их претензии трофейным ширпотребом и полученными от попаданцев мануфактурой, мылом, солью, керосином, табаком, спичками.    Хуже всего было с боеприпасами. Ведь, как известно, много патронов никогда не бывает. Впрочем, снабжение взрывчаткой скоро наладилось: были найдены минные поля, оставленные отступающей Красной Армией, а среди бывших пленных нашлось немало саперов, вот они и стали поставлять взрыватели, аммонал, динамит и тол в товарных количествах.    Одежда, боеприпасы и продукты длительного хранения - сало, тушенка, макароны, крупы запечатывались в герметичные бочки и закапывались в землю. Ямы плотно утрамбовывались, сверху укладывался дерн и маскировалось по местности, вплоть до посадки кустов. Вынутая лишняя земля сбрасывалась в болота, речки и ручьи. Координаты захоронок, с указанием где, что и сколько, заносились на карты в штабе Армии.    В этот период участились случаи дезертирства. Помимо бегства отдельных красноармейцев, под Новобарудком и Слуцком пропали целиком два взвода во главе с командирами, переданное им снаряжение и продукты оказались расхищенными. Позже, одного из них - лейтенанта Черняка и трех его бойцов обнаружили среди полицаев в соседнем районе. Трибунал партизанской Армии заочно вынес им смертный приговор, но повесить предателей не удалось - трое были застрелены при захвате села, а один боец так и исчез без вести.    Второго командира-предателя уничтожили сами немцы. Правда, неизвестно, кем он представился, но оказался в группе бывших руководителей района, которые при вступлении немцев в г.Слуцк, прятались в окрестных лесах, а потом решили сдаться и сами понесли свои партбилеты коменданту города с раскаянием, что мы де тогда ошибались, а теперь будем служить Вермахту верой и правдой: Фокин - заврайфо, Бабич - директор местной Слободской МТС, Бурый - председатель колхоза "Заветы Ильича" и комвзвода партизанской армии лейтенант Чернобровкин. Немцы не поверили бывшим коммунистам и через несколько дней всех расстреляли (реальный случай, описанный в мемуарах С.А.Ковпака). Судьба остальных бегунов осталась неизвестной, скорее всего пристроились к местным вдовушкам, в надежде скоротать в тихом захолустье лихое бремя войны.    Несмотря на случаи дезертирства, конспирация, проведенная при закладке баз, в подавляющем большинстве случаев не была расшифрована никем из предателей. И лишь единичные продуктовые захоронки оккупанты вычислили с помощью поисковых собак. Попутно с созданием инфраструктуры шли работы по организации агентурной сети. В первую очередь вербовались жители в окрестностях железнодорожных и крупных автомагистралей, им поручалось отслеживать трафик. Из молодежи вербовались связники. Не остались без внимания органы оккупационных городских и районных Управ, полиции. Залогину приходилось лично уговаривать того или иного человека поступить на службу сельским старостой, заготовителем или полицаем. Разумеется, в партизанской Армии об этом знали лишь трое-четверо особо доверенных лиц, включая самого Залогина и его заместителя генерал-майора Михаила Петрова. Кроме того, информация сразу уходила в Москву.    К западу от Лепеля был обнаружен кусок новой бесхозной железной дороги, наподобие лепельской - из ниоткуда в никуда. Вероятно, ее начали строить до войны с целью связать напрямую Молодечно и Полоцк через Глубокое, чтобы не гонять поезда кружным путем через Вильнюс. Но началась война, дорогу бросили, а первые километры рельс, рядом с основной трассой, пошли на строительство фортификационных укреплений. Чтобы снять и вывезти оставшиеся 90 километров, нужно сначала восстановить порушенный участок, ибо иные подъездные пути отсутствовали. Поэтому и немцы махнули на перегон рукой. Точнее, отложили "на потом". Поскольку северная часть пути попадала в зону устойчивого действия "окна", Залогин тут же взял под контроль всю "железку", зачистил немногочисленные местные деревни и хутора от полицаев, разместив вместо них своих бойцов, заминировал возможные подходы, где могла пройти тяжелая техника. После пробного пробега мотодрезины, Шибалин пустил к партизанам поезд из пяти вагонов с боеприпасами, амуницией, продуктами. Его вел Геннадий Серпилин, вполне научившийся водить небольшой состав, разгоняясь до 40 км/час. Помощниками у него были оба прапорщика - Васильев и Осадчий. За компанию увязались Волков с Никитиным, прикрывая с крыши возможные атаки с воздуха, и старший лейтенант Михаил Ярошенко со своими танкистами, но без Т-80, вооруженные пулеметами и гранатометами. Впрочем, рейс прошел тихо и без эксцессов. Противник не встретился. В тот же день поезд вернулся "домой", прихватив полсотни раненых и заболевших, а также десяток семей местных жителей со скарбом и скотиной. Среди крестьян не утихали слухи об "Обетованной земле" на "том свете". Собственно, многие местные записывались добровольцами к Залогину только ради того, чтобы оказаться поближе к порталу и успеть сбагрить "туда" семью, логично считая, что потом перебраться за ними будет много проще. Глядя на этот состав, Залогин попросил оставить эшелон у него. Дескать, расстояние большое, а на таком поезде можно в случае чего и людей перебросить, и грузы подвести, и быстро отступить. Серпилин ответил, что подумает.    Геннадий переговорил с Шибалиным и спустя 2 дня, угнал с приятелями еще один немецкий состав. Благо, за прошедшие две недели на дорогах не случалось никаких ЧП, Немцы осмелели и опять стали гонять "стаи", собирая сразу по 8-10 эшелонов, следовавших один за другим по заранее проверенному маршруту. На сей раз, все было просто и без затей. Дождавшись на одной из промежуточных полустанков облюбованной ими линии заправки паровоза последнего в "стае" состава, Серпилин, Волков и Осадчий отстреляли через "окно" машиниста и его помощников, зашли и, дождавшись сигнала стрелочника, что путь свободен, тронулись вслед за ушедшей "стаей". Едва полустанок скрылся из виду, появилось "окно". Состав начал плавно тормозить.    По информации от Семена Залогина, по железке в сторону фронта везут уголь, доски, сено. Хотя на счет сена и сам Семен сомневался. В эшелонах на запад - железный лом, битые орудия, горелые танки. Этот состав направлялся на фронт. Залогин оказался прав в своих сомнениях, под досками и сеном на платформах были спрятаны гаубицы, зенитки, восемь танков и четыре автомобиля. В закрытых вагонах - картошка, капуста, морковь, яблоки. Немного амуниции, снаряды, патроны. Две платформы с углем, еще пара вагонов, груженых бочками с бензином. Пару зениток и пару гаубиц установили на платформах, прикрыв их мешками с землей, крытые вагоны обложили шпалами, прорезав амбразуры, установили там пулеметы. Сам состав тоже переформировали, поставив паровоз в центре эшелона, а вагоны и платформы с артиллерией - в голову и хвост. В таком виде псевдобронепоезд передали Залогину.          Неизвестно где, сентябрь силурийского периода палеозойской эры       Фролов тяжело, со скрипом, но все же начал выполнять свои обещания. Точнее, Шибалин его заставил, поминая два умыкнутых Фроловым вертолета. Николай Петрович пожелал отправить первую сотню добровольцев из выздоравливающих красноармейцев в 93 год - в помощь своим приятелям. Шибалин уперся - дескать, только в обмен на технику и Фролов сдался, Не прошло и недели со дня разговора, как в Силур прикатились составы с деталями для сооружения трех стальных самоходных барж. Один комплект и практически весь десяток судостроителей увел к себе Афанасьев и в тот же день приступил к строительству верфи, а в Силуре решили не торопиться. Собрать то баржу можно, вопрос - как ее потом использовать? Рыбу ловить? Так с едой проблем нет, плавать куда-нибудь? Вопрос - куда и зачем?    В этот момент вспомнили про летчиков. Юрий Филатов полностью освоил АН-2 и последнее время летал в свое собственное удовольствие, правда, при этом натаскивал приятеля-помощника Мишу Ерисова и еще двух крепких подростков из беженцев, заболевших небом. Им то Шибалин и поручил первое серьезное задание    - Лейтенант Филатов!    - Слушаю, товарищ подполковник.    - Освоил ероплан?    - Так точно!    Шибалин отвел глаза и уже не приказным тоном спросил.    - Тут дело такое... Нужно облететь окрестности, сделать фотосъемку местности и в первую очередь - очертания береговой линии. Ну и вообще, посмотреть где что. А то мало ли? Такая толпа народу живет больше двух месяцев, а что творится за пределами двадцатикилометровой зоны - не знают. Но на самом деле проблема серьезней, чем кажется. Пока ты тут петли накручивал, риск небольшой - упадешь - мы рядом, а если у тебя что случится далеко от нас, мы ведь ничем помочь не сможем.    - Не переживайте, Валерий Петрович. Самолетик обкатал на всех режимах. Опять же рация есть. Первые три дня тут покрутимся, километров на сто-двест Построить аэросани своими руками фото. Поделитесь новостью Построить аэросани своими руками с друзьями!
Построить аэросани своими руками 91
Построить аэросани своими руками 79
Построить аэросани своими руками 19
Построить аэросани своими руками 87
Построить аэросани своими руками 68
Построить аэросани своими руками 31
Построить аэросани своими руками 98
Построить аэросани своими руками 63
Построить аэросани своими руками 99
Построить аэросани своими руками 99
Построить аэросани своими руками 44
Построить аэросани своими руками 34
Построить аэросани своими руками 25
Построить аэросани своими руками 26
Построить аэросани своими руками 13
Построить аэросани своими руками 33
Построить аэросани своими руками 82
Построить аэросани своими руками 58
Построить аэросани своими руками 42
Построить аэросани своими руками 92